ВЫБИРАЙТЕ:

Статьи
- Отчеты
- Рассказы
- Фотоальбомы
- Творчество
- Слеты
- Советы
- Снаряжение
Природа
- Цветы
- Животные
- Грибы
Архив
Форум
Чат
Рубрики: Рассказы; Вид похода: Водный; Район: Саяны; Дата публикации: 24/02/2010

Тофалярия: посторонним вход запрещен

Автор: Фадеева Ольга

Жигулевск, 2010

Обсудить на форуме


Еще не видели это фото? Сакмара (3)

Еще не читали эту статью?
Полярный Урал - 2010

Дорога из железа или стальные традиции

Самара - Новосибирск - Омск - Нижнеудинск. Железная магистраль, соединяющая запад и восток - это мощный бросок в новейшей истории России. Здания придорожных вокзалов сохранили архитектуру "сталинского классицизма". При взгляде на них возникает чувство устойчивости, незыблемости и равновесия. На особицу Нижнеудинск - современный дизайн из стали и стекла - воплощение комфорта!

Со времени строительства и до сегодняшних дней можно говорить о стойких традициях, взлелеянных эшелоном сотрудников дороги. Самая известная из них - отсутствие билетов в пик летних отпусков. Можно только удивляться тому, что внедрение единой замкнутой системы продажи билетов не исключило возможность дополнительного калыма на всех ступенях пирамиды РЖД. В Новосибирске мы не стали биться об кассу, а обратились к бригадиру нужного нам проходящего поезда: раз - и у нас появился билет, два - и за символическую плату мы перебрались из плацкарта в купе.

В солнечном не по-сибирски Омске нас приветствуют организаторы сплава. Знакомимся, забираем часть личного снаряжения и походных деликатесов.

До места окончательного сбора группы - сутки.

Перезагрузка

Нижнеудинск - прииск Покровский. Загрузка - это круглосуточное в ночи перемещение в кузове грузовика-тяжеловоза. В состоянии внутриутробного миксования спать, сидеть, лежать было не просто. Машина постоянно стремилась вытряхнуть нас из себя.

От нетерпения заглядываю во все прорехи кузовной будки. Но что можно увидеть в кромешной ночи? Жду кратковременных остановок. Два грузовика, не заглушая двигателей, дают возможность нашей группе создать броуновское движение из разделенных машинами половинок: мужской и женской. Все разговаривают одновременно и громко, обмениваются первыми впечатлениями. Знакомимся.

Заброска. Дорога через верховья реки Бирюса
Заброска. Дорога через верховья реки Бирюса

Через сутки, так же вечером, конечная остановка - прииск Покровский. Нас уже ждут: несколько лошадей, смуглолицые каюры и экзотические жилища. Вроде учебной картинки о природе Америки.

Прииск Покровский, перевал Катышный. Первый полевой завтрак
Прииск Покровский, перевал Катышный. Первый полевой завтрак

Очень хочется тишины. За ней решаюсь ранним утром шагнуть в туман, где прячется горная речушка. Дно её - мраморные россыпи, а вдоль берега диковинные кусты-жерди акации, так смахивающие на высокогорные кактусы. Снова напрашивается сравнение с Америкой. Я в Андах?

Замедляю шаг, внимательно вглядываюсь в детали, вслушиваюсь. Растворяюсь... Всё: меня нет.

Командный режим

Мурхой-Гутара - Тогул. Утром рулит Саша Третьяков. Для первых поднявшихся - ароматный кофе из турки, а для последних трубное: "Геть! Геть!". Всегда приятно увидеть с утра человека бодрого и харизматичного, как он. Но в двадцатичетырехчасовой дождь так не хочется слышать даже его.

Харизматичный Саша Третьяков
Харизматичный Саша Третьяков

С первого походного дня готовят предварительно распределенные дежурные тройки. В начале, как всегда, были некоторые возмущения атмосферы. Однако пока всё не приняло соревновательный характер. Самые лучшие трио награждались тройным, а некоторые четверным дежурством. Это надо было заслужить!

Река Мурхой. Место стапеля. Прибыло снаряжение
Река Мурхой. Место стапеля. Прибыло снаряжение

Вечером, после ужина открывался "ресторан", где за дебит - кредит, а так же за успешную гидротацию отвечал Дима Олиференко. Самое изысканное из ассортимента - Шардонэ. К нему традиционно подавался грибной жульен, но некоторые предпочитали вульгарные шкварки.

Разнообразие нашему столу кроме ягод, хариуса и грибов придавала дичь: барбекю из рябчиков и шулём из кабарги. Если бы да кабы, не убежавшие на костылях утки!!!

Река Мурхой. Леша Астапчук готовит шулем из кабарги
Река Мурхой. Леша Астапчук готовит шулем из кабарги

Мурхой

Перевал Катышный - Мурхой - поселок Верхняя Гутара. Мурхой набирает мощность из тысячи ручьев, выходящих из-под ледников и снежников Восточных Саян. Он сохраняет данные ему при рождении чистоту, холодность, звучность. Но с расстоянием добавляя энергию движения и разнообразие позитивных красок.

Река Гутара. Дневка. Солнечные батареи Жени Хлыстикова
Река Гутара. Дневка. Солнечные батареи Жени Хлыстикова

Горные хребты не спешат распрощаться и выпустить его из своих теснин. Нередко, отдельные скалы сходятся "щека к щеке", сбрасывают огромные валуны, заставляя реку кипеть в "бочках". Однако, вода уже сильнее камня.

Река Тогул. Стоянка
Река Тогул. Стоянка

На Мурхое были все мыслимые и воображаемые препятствия водников. В первый же день сплава было понятно, что тихой рыбалки на Мурхое не будет, а будет много спорта. Адмирал сплава - Дмитрий Кицин каждые 500 метров принимал решение: пройти или обойти?

Самые опытные из нас Третьяков Саша и Скипин Сергей сочли необходимым напомнить экипажам технику страховок и самоспаса при прохождении "прижимов", "щек", "бочек".

Река Мурхой. Место стапеля. Рапорт сдан
Река Мурхой. Место стапеля. Рапорт сдан

Я, молча, страдала от подозрений, что Адмирал будет склонен к самым безопасным вариантам. Он прав, тысячу раз прав!

Только один день

Мурхой - второй день сплава. Впереди экипаж Леши Астапчука. Их катамаран закинуло течением в микробухту перед поворотом. Они наблюдают, что же будет с нами на "прижиме".

Наш экипаж входит в крутой поворот между "щек", из которого невозможно выйти лагом при малом радиусе. Никакого радиуса вообще нет! Правым бортом нас неизбежно бросает на скалу вертикально. Судно прижато многотонной водой и нельзя отталкиваться от скалы - угроза оверкиля. Я сверху вижу как левый борт Дима, и Инесса синхронно ползут к нам на правый - наверх: очень хотят жить! Катамаран медленно сползает по скале, выравнивается и снова увлекается в вираж.

Река Мурхой. Наш экипаж
Река Мурхой. Наш экипаж

За поворотом неожиданно - "бочка". Из-за высокой воды ничего не видно. Кричит Инесса: Алексея смыло за борт при броске через "зуб" на выходе из "бочки". Его нигде нет! Минуту спустя, наконец, можно оглядеться. Алексея забираем уже с берега.

Река Гутара. Инесса пишет
Река Гутара. Инесса пишет

Вся группа после прижима разбросана на три лагеря, достаточно удаленных друг от друга. Экипажам приходиться чалиться, там же и вынужденная ночевка.

Река Гутара. Вид на стоянку с вершины скалы
Река Гутара. Вид на стоянку с вершины скалы

По рации узнаем итоги дня: все живы, рваные раны на каждом катамаране и (как следствие) на горле Адмирала. И ещё: один оверкиль и одна серьезная травма ноги.

События дня ещё раз переживаем во сне, когда на смену бессознательным восторгам приходят запоздалые Страх и Ужас.

Водяная команда Адмирала

Поселок Верхняя Гутара - река Гутара - река Тогул - город Тайшет. "Тофалярии" - это такие страны, куда стремятся одинаковые во всем люди. В одиночку там нельзя, пропадешь. Поэтому разными путями, но совсем не случайно все собираются под крылом одного организатора - Адмирала. Он тоже не один: Миша Суворов - "брат", а Дима Олиференко - "племянник". На все времена и края.

Адмирал Дима Кицин
Адмирал Дима Кицин

Ах, желаете на равных?.. Но не более того. И знай: отныне тебе один путь - быть отличницей, потому что каждый твой промах будет примером для всенародного обсуждения. Знаю, Дима, знаю. За тем и пришла.

"Брат" и "племянник" в оба моих уха: он справедливый, он добрый, он надежный. Ольга, терпи. Сама убедилась, буквально за два дня до завершения маршрута.

После травмы Миша Суворов становится пятым в нашем экипаже. Три дня боли, но твердый отказ вернуться вертолетом в Тайшет. Сам врач, как же группа дойдет без него? Я дарю ему песню и обречена петь её несколько раз в день. Мишка улыбается, превращаясь в "косолапого медвежонка".

"Водяной брат" Адмирала - Миша Суворов
"Водяной брат" Адмирала - Миша Суворов

Совершенные близнецы Павловы: Костя и Люда. Всё на двоих! Более десяти лет друг от друга не более чем на расстояние вытянутой руки. Как это просто и сложно одновременно! Мои постоянные спутники в лесные закрома. Разве это клюква? Вот у нас клюква из космоса видна. Приезжай!

Совершенные супруги Павловы: Костя и Люда
Совершенные супруги Павловы: Костя и Люда

Ничем не удивить Диму Олиференко. Привык к волшебству. Сам превращает кусок глины в керамическое чудо. Солнце у него в глазах, волосах и словах. Его остроумие вырывает экипаж из дождливой тоски. Какая забота, Ольга? Ты же кремень: я сама, я сама. Ну, всё, что хотела для коллекции собрала? На скальные выступы с южной стороны? Вон те подойдут? Чалимся!

"Водяной племянник" Адмирала - Дима Олиференко
"Водяной племянник" Адмирала - Дима Олиференко

С вашей помощью я сделала огромный шаг вперед. Спасибо вам за то!

На правах рекламы

Земля малочисленного северного народа - тофов, прячется меж горных хребтов Восточных Саян. У неё есть границы - условные, столица - обозначена только на карте Иркутской области. Культура тофов полна загадок, мифов и гипотез. Окружающий мир природы - недоступен и хранит неучтенные уникальности.

О "тофаляриях" можно много писать. Еле сдерживаюсь от географических описаний. Но лучше все же туда захотеть прийти.

Чьи в лесу шишки?
Чьи в лесу шишки?

Но зачем тебе это? Если всё, что привлекает тебя в прошлом, настоящем и будущем - это комфорт, благополучие и покой, ты - посторонний в Тофалярии и вход тебе туда запрещён!


Сайт туристов Самары и Самарской области
© 2000 - 2015 При использовании материалов сайта ссылка на www.TrumanOutdoor.ru обязательна!