ВЫБИРАЙТЕ:

Статьи
- Отчеты
- Рассказы
- Фотоальбомы
- Творчество
- Слеты
- Советы
- Снаряжение
Природа
- Цветы
- Животные
- Грибы
Архив
Форум
Чат
Рубрики: Отчеты; Вид похода: Пеший; Район: Самарская область; Продолжительность: Неделя; Дата публикации: 01/03/2015

Рачейские дали. И близи.

Автор: Валерий Уральский

Обсудить статью на форуме


Еще не видели это фото? Водопад на р.Лев.Пай-ера - вид на ригель

Еще не читали эту статью?
Северный Урал - 2009

Еще весной (2014 г.), когда на первомайские праздники большой разновозрастной толпой бродили в окрестностях Смолькино, мы договорились сходить в эти края в «настоящий», т.е. многодневный поход, который тогда же запланировали на золотую осень.

В начале октября такая возможность выдалась. Не помешала и отмена движения электричек дальше Сызрани. Да, может, оно и к лучшему, поскольку мерный перестук колес весьма располагает к «Не покушать ли нам?», а третий завтрак был бы явно лишним.

Таксист высадил нас на подъезде к Старой Рачейке, и ... «Как прекрасна наша Россия!». Погода – на зависть холодной и хмурой самарской: синее небо, на солнце горят березы и осины, сосны блестят каждой хвоинкой. Эх, хорошо! Ух, здорово!

1. Рачейские дали. И близи.

2. Рачейские дали. И близи.

С возвышенности предстоящий путь в долину Рачейки – как на ладони. Немного погодя вошли в лес, где ветер совсем не ощущался; на ходу расстегнулись, сняли шапки – юг, да и только!

Но мы шагали на север, и логическим завершением первого перехода стал обед на берегу Игарки. Нет, не на притоке батюшки-Енисея. Столько б мы не прошли, даже после двух завтраков...

Наша-то Игарка впадала в Рачейку, после чего последняя оказалась столь многоводной, что мы не рискнули по кабаньей тропе переходить вброд ее быстрый, по-осеннему холодный поток. Вернулись к дороге и воспользовались автомобильным переездом.

3. Рачейские дали. И близи.

Окрестности Старой Рачейки, на мой взгляд, отличает быстрая смена ландшафтов. Казалось бы, вот только продирались сквозь пойменный черёмушник, а впереди уже круто поднялись травянистые склоны высоких холмов. Затем – узкая изломанная теснина заросшего соснами глубокого оврага, а дальше – спокойная гладь зарастающего пруда. Здесь – молодая хвойная поросль на месте когда-то-шних полей, там – яркая россыпь диких яблок на околице давно сгинувшего поселка, а тут – сумрачный лес вдоль коричневой воды, где хвойный аромат мешается с сероводородными испарениями старого торфяника.

Первое походное утро встретило нас ... снегопадом, который в течение дня сменился плотным туманом и нудным осенним дождиком. И это – после вчерашней благодати золотой осени!

Журавлиное болото, как всегда, вполне оправдало его энциклопедическое определение как участка суши, характеризующегося избыточным увлажнением, выходом на поверхность грунтовых вод, хотя уровень этих самых вод в канале оказался низким.

А вот Агафоново, оно же – Моховое, болото по периметру оказалось сухим настолько, что мы не смогли найти даже пары котелков воды для обеда.

4. Рачейские дали. И близи.

К тому же сгоревший и частью уже вырубленный сосновый лес по окрестным, еще недавно живописным, холмам довершил мрачную картину безводья.

5. Рачейские дали. И близи.

Вообще, лесные пожары последних лет испепелили большие площади знаменитых рачейкинских сосняков. Многочисленные восторженные отзывы о красоте здешних мест, в том числе, массово размещаемые в интернете, во многом способствуют уничтожению этой самой красоты моторизованными ордами «любителей природы».

Оказавшийся на нашем пути обширный горельник помешал найти начало нужной просеки, а продираться под дождем через «мордохлыст», покрывавший территорию недавнего пожарища, не хотелось. Поэтому вынужденно сделали крюк по дорогам подходящего направления, но ничуть об этом не пожалели – настолько красив был сосновый лес на увалистом рельефе.

6. Рачейские дали. И близи.

7. Рачейские дали. И близи.

Но красоты – красотами, а кушать-то хочется ... В этот раз нам повезло обнаружить воду в старом пруду, что позволило пообедать горячим, а вот дальше – сушь да сушь. Несколько попыток найти воду для ночлега по пути вокруг Большого болота успеха не имели, как и мои воспоминания об утонувшей в этом болоте квартальной дороге, о броде через него, когда Галка черпанула воду сапогами, о ручье, вытекающем из болота. Воистину, хоть сто раз скажи «халва», во рту слаще не будет.

После нескольких неудачных попыток поиска воды в, казалось бы, «перспективных» низинках, мы, поминая недобрым словом нынешнее засушливое лето, круто развернулись и вынужденно ушли ночевать на знакомую стоянку в верховьях речки Паяунь. Этот вариант мы предпочли Семиключью, где пришлось бы обустраивать лагерь впотьмах на, по сути, окраине села.

Назавтра сразу отправились к месту запланированного на этот день ночлега, поскольку посчитали нелогичным делать солидный крюк до очередного памятника природы регионального значения, к тому же с перспективой устраивать обеденный привал – по причине дефицита воды – в «населенке». Дотопав до искомой точки, очистили место под стоянку, а потом принимали водные процедуры, обедали и спорили, какой из двух ручьев – Уса или Паяунь – в месте их слияния шире, глубже и полноводнее.

8. Рачейские дали. И близи.

Мнения разделились. Но вот относительно нехитрого дощатого сооружения в русле Усы под старым мостом мы были единодушны: А черт его знает, что это такое!

9. Рачейские дали. И близи.

10. Рачейские дали. И близи.

Оставшееся до конца дня светлое время было использовано для разведки дальнейшего пути «методом тыка» под девизом: Эх, российская дорога – семь загибов на версту! Проверенные две дороги, как оказалось, ведут «не туда». Нет, конечно, этот «не тудоть» весьма интересен, но нам от «не надоть», во всяком случае, в этот раз. Поэтому уверенно решаем, что завтра пойдем по третей дороге... наверное...

На следующее утро пошли по ... четвертой дороге, периодически сверяясь с картой, GPS-ом и ... здравым смыслом, который, как оказалось, у каждого был свой.

11. Рачейские дали. И близи.

12. Рачейские дали. И близи.

13. Рачейские дали. И близи.

В целом же, день был богат на живописные виды, заросшие и захламленные валежником просеки, рыжики под ногами и много, еще чего примечательного.

14. Рачейские дали. И близи.

15. Рачейские дали. И близи.

16. Рачейские дали. И близи.

Не было только воды. И не будет, - сказали встреченные нами на перекрестке квартальных просек охотники, - болотце высохло, ручей иссяк. Попытка же найти указанный ими «родник в камнях» была тщетной, хотя и утвердила нас во мнении «Как прекрасна наша Россия!». Поэтому за обеденным перекусом с чаем из термоса решили спускаться назад в долину, оставив несколько интересных природных объектов в окрестностях Черемоховки «на потом».

Снова подкорректировали маршрут и поутру отправились в промозглое туманное Заусинье.

Пробовали на вкус плоды всех встреченных по пути диких яблонь,

17. Рачейские дали. И близи.

18. Рачейские дали. И близи.

19. Рачейские дали. И близи.

Кровожадными взглядами провожали тяжело взлетевших с обочины «яблок в гусях» - глухарей и гадали, какого роду-племени было притаившееся в мрачном осиннике рукотворное «идолище поганое».

А потом, дергая небритыми кадыками, вспоминали журчание Усы по окаменевшим сосновым щепкам и белым пескам, когда к полудню, предвкушая законный обед, поднялись на дамбу и увидели поросшее травой сухое дно пруда. Приплыли!

К колодцу в недалеком поселке идти не хотелось (туристы мы или где?!), поэтому всецело доверились «точкам», которые Роман сохранил в своем GPS-ис-точнике и потопали к ближайшему от нас истоку речки.

На обочинах дороги и в лесу вдоль нее полно мухоморов противного грязно-серого цвета. К особенно крупному из них подошли – посмотрели, понюхали. А вот не надо было! Тогда бы не проскочили нужный свороток.

Уса на этот раз встретила нас с прохладцей. В глубоком лесистом овраге сыро, мрачно. Несмотря на это, из-за позднего обеда, а главное, небеспочвенных сомнений в полноводности ключа в елховом урочище решили здесь и заночевать. Остававшееся до темноты время с пользой для дела заняли радиалкой вверх по боковому водоносному оврагу.

Вечером - полная луна сквозь ... облачка пара изо рта ...

Утром вокруг все хрустело – и осыпающийся инеем палаточный тент, и покрывшийся ледком пакет с запасом воды у кострища, и серебристые осиновые листья под ногами. Мороз, однако ...

20. Рачейские дали. И близи.

21. Рачейские дали. И близи.

Водопад Девичьи Слезы являл собой такое грустное зрелище, что впору было самим заплакать. Вода в ручье появлялась метрах в пятидесяти выше тропы, и он едва-едва добегал до карниза, отдельными каплями срываясь вниз. Выше и ниже – сухо. Уж, не знаю, по этой ли причине, но на одном из сайтов в интернете сия достопримечательность названа «Девичья Радость».

22. Рачейские дали. И близи.

23. Рачейские дали. И близи.

Как сказали знающие люди, в июле и этой-то воды не было. Так что, нам еще повезло. Обед состоялся.

Посетив налегке накатанную квадроциклами и обожжённую кострами смотровую площадку у Чёртова Пальца, через симпатичные такие овраги выбрались на просеку, потом немного – как же без этого? – поплутали и к вечеру вышли в долину Крымзы, тут и там краснеющую кустами крупного боярышника.

Эта ночь тоже была морозной. Но она не только хрустела. Еще и ... как сказать? ... сопела, что ли ...

Проснулся я от каких-то громких ритмичных звуков, напоминающих шмыгание носом по-стрельниковски. Миша проснулся раньше и теперь, включив фонарь, явно пытался определить источник разбудивших нас звуков. А они, звуки эти, не стихали: нюф, нюф, нюф! Кто-то шумно нюхал воздух. И этот «кто-то» был в нескольких метрах от нашей лежанки.

Поскольку в палатке свободных мест не наблюдалось, делаю о-чччень неприятный вывод: это зверь! Не уходит ... Ждет ... Или готовится ..?

Мы с Мишей, мигая фонарями и стараясь производить побольше шума, стали выбираться наружу. Нам в спину из одного спальника сонный голос любезно предложил взять еще фонарь, из другого ... Другой спальник сквозь задраенный капюшон тоже подавал признаки жизни, тем самым как бы участвуя в общем шухере.

Ночь встретила нас с Мишей стылой темнотой и тишиной. Ни-ко-го! Вот и славно! Мы еще пошумели немного для очистки совести, посветили по кустам. Тихо!

Михаил отправился в палатку, а я задержался, подбросив дров на теплящиеся угольки в кострище. Так-то оно как-то спокойнее будет.

Утром Роман за завтраком подшучивал над нашими ночными «подвигами», идентифицировав лесного гостя: Я уверен, что это, наверное, был ёжик!

Станиславского на него не было! Это какой должен быть ёж, чтобы разбудить здоровых мужиков, спящих здоровым сном после здорового ужина?!

Тем не менее, по возвращении домой я специально полез в Сеть, чтобы послушать, как пыхтит ёж. Послушал. Знаете, как довольный кот мурчит? Вот, примерно, так же. Даже, если б ёжик пыхтел мне в ухо, забравшись в изголовье, вряд ли он сумел бы разбудить меня. Мррр, мррр (это ёжик) ... хррр, хррр (это я).

Зато и источник «шумного нюхания воздуха» нашелся в интернете быстро – это встревоженный кабан! На разных охотничьих сайтах и форумах сопение агрессивно настроенного или обеспокоенного кабана обозначалось именно так. Хотите послушать – включите видеоролик дыхательной гимнастики Стрельниковой. А вот «живую» запись звуков, издаваемых недружелюбно настроенным секачом, найти в интернете не удалось. Оно и понятно: тут уж не до микрофона, руки заняты – штаны придерживать ...

Следующий день был переходным. От места беспокойной ночевки по бревну перешли Крымзу, потом перешли шоссе на Дружбу, причем, очень удачно – напротив входа в старую просеку; затем перешли водораздел, покрытый захламленным лесом и изрезанный веером оврагов, и по дорожке, еле заметной под слоем палых яблокам-дички, спустились в долину речки Шварлейки.

Здесь скоро нашли пару родников. Один из них – словно висящий на склоне овражка кипящий котел: поверхность воды в нем колышется разноцветными листьями, а со дна бурунами поднимается белый песок.

24. Рачейские дали. И близи.

25. Рачейские дали. И близи.

Старый пруд, памятный мне еще по первому походу в эти места (См. рассказ «Как мы с Гошей на Усу ходили») сохранился полноводным, а вот берега его обезлюдели. Ниже обновленной дамбы ручей с шумом прыгает по скальным порожкам.

26. Рачейские дали. И близи.

27. Рачейские дали. И близи.

Затея подняться на обзорную точку осталась нереализованной, т.к. молодой сосновый лес покрывает некогда безлесные холмы правобережья, как, впрочем, и широко раскинувшиеся вокруг пра-поля. К слову сказать, эти обширные самосевные сосняки, сопровождающие нас все дни похода, после гнетущего вида лесных пожарищ – смолистый бальзам на душу.

Но каменистую степь западного борта долины Крымзы лес пока не одолел, и далеко внизу на противоположном склоне в глубоком овражном устье открылось село, а дальше, до самого горизонта – разноцветье осенней листвы вперемежку с яркой хвойной зеленью. Как прекрасна наша Россия!

Потом была последняя в этом походе стоянка под соснами на берегу пруда, где вечернюю тишину нарушали шум крыльев и кряканье прилетающих на ночевку уток, да собачий брёх в близком селе.

Утром на околице встретили освященный родник, оборудованный, но маловодный (может, только в этом году).

28. Рачейские дали. И близи.

29. Рачейские дали. И близи.

30. Рачейские дали. И близи.

По-воскресному сонное еще село обошли краем и по песчаной колее поднялись на высокий борт долины, покрытый смешанным лесом. С опушки последний раз окинули взглядом теряющиеся в утренней дымке дали и ступили под желтые кроны.

Поперечный газопровод стал своеобразным рубежом: дальше дорога долго идет через красивый лес, которому выглянувшее солнце добавило ярких красок. Сосны, березы, ... шоколадки ... Эх, хорошо! Ух, здорово!

Но все хорошее, как известно, рано или поздно кончается. И вот уже – конечная остановка автобуса на окраине Рамено. Для нас она стала начальной. Долгая поездка в автобусе, однако, позволила постепенно втянуться в суетный ритм городской жизни.

Благополучное завершение похода отметили банкетом в ведомственной (не подумайте, что туристской) столовой, после которого мне пришлось ослабить пояс рюкзака. Нет, хорошее никогда не кончается!


Сайт туристов Самары и Самарской области
© 2000 - 2015 При использовании материалов сайта ссылка на www.TrumanOutdoor.ru обязательна!