ВЫБИРАЙТЕ:

Статьи
- Отчеты
- Рассказы
- Фотоальбомы
- Творчество
- Слеты
- Советы
- Снаряжение
Природа
- Цветы
- Животные
- Грибы
Архив
Форум
Чат
Рубрики: Отчеты; Вид похода: Лыжный; Район: Кольский полуостров; Продолжительность: Более недели; Дата публикации: 15/04/2008

Кольский полуостров 2008


Хибинские тундры - Ловозерские тундры

14 - 28 марта 2008 года

Обсудить на форуме

Участники похода (на перевале Южный Рисчорр)
Илья, Роман, Сергей
Илья, Роман (Truman) /автор нижеследующего текста/, Сергей


Еще не видели это фото? Скала освещенная солнцем

Еще не читали эту статью?
Разные фото

14 марта

Вечером уезжаем на поезде Самара-Москва - "Жигули". Нас провожают соратники по походам - Valeriy, Любаша, LexA, Олеся. Дают нам напутствия и еду в дорогу.

Совершенно случайно встречаем на вокзале Юлю, которая как-то тоже выбиралась с нами в поход. Только сейчас мы едем на север, за полярный круг, а она на юг, в Индию.

15 марта

Расписание поездов неудачное - поезда Москва-Мурманск нам ждать больше 12 часов! Сдали наши рюкзаки и лыжи в камеру хранения. Здесь мы по неопытности поступили не совсем правильно - у нас каждый рюкзак и каждая пара лыж принимались как отдельная вещь. А надо было все лыжи сдавать одной связкой - съэкономили бы кучу денег.

Весь день гуляем по Москве, ходим в гости, по магазинам.

Вечером наконец-то уезжаем на мурманском поезде.

16 марта

Весь день в поезде. Занимаемся снаряжением - я, например, шью тонкие флисовые варежки.

С нами в вагоне едет группа из Риги, но они выйдут в Нефелиновых песках и пойдут в другую сторону - на запад. А мы от станции Имандра на восток.

17 марта

Раннее утро - мы и еще одна группа выгружаемся из поезда.

Илья и Сергей намазывают лыжи - а я их намазал раньше, в поезде, в тепле.

Ясная погода и мороз - это вселяет надежду, что лыжи будут скользить хорошо.

Надеваем лыжи... И тут первый сюрприз - у меня тросик лопается! Хорошее же начало... Хотя, конечно, у нас есть запасной тросик, который можно быстро поставить...

Некоторое время идем по оврагу. Кстати здесь, в овраге, можно было бы и остановиться на ночлег, если приезжать вечером. Дрова тут есть, и костровища видны.

Вылезаем из оврага, некоторое время петляем по лесу, пронизанному многочисленными лыжнями. Ищем лыжню ведущую в нашем направлении.

Наконец вышли на очень узкую лыжню - такую узкую, что у нас крепления друг с другом цеплялись, проще было идти одной лыжей по лыжне, а второй по целине - но зато эта лыжня привела нас к берегу речки Гольцовки.

Речка свободна ото льда, а вдоль нее проходит очень хорошая лыжня, проложенная не одной туристской группой. Пару раз видим места ночлегов других групп.

Сюрприз - убедился что карты, которыми я пользовался, не километровки как я думал, а двухкилометровки. Определил это с помощью GPS-навигатора, показавшего расстояние 7,2 км между точками, отстоящими по карте друг от друга на 3,6 сантиметра. К счастью, мы в качестве образца ориентировались на типовой маршрут. И дневные переходы были взяты оттуда, а не по километражу на карте. Могли бы хорошо влипнуть...

Тяжеловато все-таки с максимально нагруженными - в начале похода - рюкзаками идти в гору, да и не привыкли еще. Остановились передохнуть. И тут к нам подошли два человека, принесли кружку чая, которую мы дружно выпили. Оказывается, совсем неподалеку стояла группа из Эстонии - школьники и несколько человек постарше. Ходили они на шведских армейских лыжах, и некоторые из них в этом походе стояли на лыжах первый раз. Хотя мы видели их потом - не так уж и плохо они шли.

Дальше мы перешли реку, и тут увидели оборудованную стоянку с деревянным столом. Сюда даже на снегоходах приезжают, судя по следам. Решили здесь и пообедать, хотя по большому счету стол был нам не нужен. Около ствола дерева нашли замороженный лук и чеснок - взяли его с собой, не пропадать же добру.

После обеда нас обогнала знакомая нам группа из Эстонии, уже в полном составе. Они решили сходить на перевал Юмъекорр, если получится.

А мы медленно брели вверх, уже вдоль Меридионального ручья, отягощенные рюкзаками и тем, что мазь на лыжах начала стираться.

Сушины в лесу вообще перестали попадаться, от этого было грустно.

Наконец мы решили остановиться и разбрестись по лесу в поисках дров. Дальше идти смысла уже не было, потому что там росли только чахлые березы, елей уже не попадалось.

Сушины мы не нашли, только несколько сухих пеньков. Зато нашли пару оставленных стоянок, на которых оставалось немного дров. Судя по оставленным дровам - для костра здесь пилили даже гнилые березы.

Сергей остался разводить костер и готовить ужин, а мы с Ильей пошли за дровами. Стали пилить самый толстый из найденных пеньков, и сломали одну ручку у нашей пилы, которая превратилась в "ножовку" - ей и допилили пенек. И у нас появились дрова, пусть немного... Но если сухие еловые дрова перемежать гнилыми березовыми, должно хватить. Ведь горят любые дрова, но... при определенной температуре.

Пилу потом починили - сломанную ручку намертво примотали.

После ужина мы заметно повеселили, и ушли спать, хотя и было еще светло.

А по соседству тоже стоял лагерь, мы слышали голоса людей.

18 марта

Проснулись в 6 утра, проспав 11 часов. Дежурный - Сергей - встал на полчаса раньше. Позавтракали, и пошли в радиальный выход к перевалу Ферсмана.

Прошли мимо соседнего лагеря, чьи голоса мы слышали вечером. Стоит шатер, тихо. Они еще спят. Сони - восемь утра уже!

Лыжи катили хорошо, через 1:40 мы были в цирке перевала, одна из стен которого представляла из себя очень внушительную скалу. Оставалось еще много времени. И мы решили зайти на гору Ферсмана, которая по некоторым сведениям самая высокая в Хибинах. По другим сведениям, самая высокая гора - Юдычвумчорр.

Мы у перевала Ферсмана
Мы у перевала Ферсмана

Пошли в обход, в сторону перевала Восточный Арсеньева - по отвесным скалам мы не сможем забраться при всем желании. На склоне, когда на лыжах уже стало сложно подниматься, и мы надевали кошки, нас догнала группа из Белоруссии, города Бреста. Они уже заканчивали свой поход, и шли с перевала Южный Чоргорр на перевал Восточный Арсеньева, и дальше, кажется, через перевал Рамзая в Кировск. А может быть в Апатиты.

На подъеме кошка у меня один раз слетела, все-таки первое испытание в реальных условиях... Но после того, как ремни были затянуты потуже, этого больше не повторялось.

Ясная, почти безветренная погода, даже наверху. Великолепные виды. На соседней горе, прямо на вершине, расположилась еще одна группа. И внизу, в сторону перевала Ферсмана тоже шла группа... В общем, в людях в этом районе недостатка не было.

Вид с горы Ферсмана
Вид с горы Ферсмана

И пообедали мы прямо на вершине - уж очень хорошо тут было.

Тем временем сюда же забралась уже знакомая нам белорусская группа, оставившие свои рюкзаки на перевале. Тут уж мы пообщались и обменялись адресами.

Мы с группой из Бреста на горе Ферсмана
Мы с группой из Бреста на горе Ферсмана

Спустились туда, где мы оставили наши лыжи, и покатились вниз. Я замечаю, что на спуске мне лучше, чем Илье и Сергею. А вот в горку мне лезть труднее - мазь хуже держит. Возможно, из-за того, что мои лыжи длиннее. А может быть не в длине дело, а в жесткости.

Спуск мне очень понравился - плавный и длинный. Едешь как на трамвае, оглядывая окрестности.

Когда спустились до березового леса, остановился набрать отслоившейся от стволов берез бересты - я же дежурный вечером и утром, надо позаботиться о легком разведении костра.

Наши соседи еще не вернулись. Палатка их была сложена - они вытащили лыжи, используемые в качестве центрального кола, и ушли в радиалку.

Вечером я заходил к ним, они оказались из города Владимира, и сказали, что еще одна группа из Владимира пойдет навстречу нам, из Ревды. И попросили передать привет, если мы их встретим.

Укладывались мы спать с 18:30 до 19:30. Опять светло. Подумаешь, здоровый сон важнее.

19 марта

Раннее утро - время дежурного. Вылезаю из заиндевевшей палатки, напяливаю валенки и иду разводить костер. Вешаю над огнем котлы с водой. Потом отогреваю замерзшие ботинки и кое-как запихиваю туда ноги. Валенки отношу к палатке - может быть понадобятся следующему.

Завтракаем. Сворачиваем лагерь, и идем на перевал Южный Чоргорр.

Когда перешли на другой берег Меридионального ручья, встретили группу из Великого Новогорода - они уже собирались выходить, но навстречу нам - через перевал Ферсмана, и далее в Кировск. Они шли на камусах - которые я внимательно рассмотрел - и очень их хвалили. Говорят, на подъеме лыжи вообще не проскальзывают. Есть правда и у камусов недостаток - их нельзя надеть на сырую лыжу.

Подъем на перевал, до самого взлета пологий. Жалели, что это подъем, а не спуск - как хорошо было бы скатиться!

Подъем на перевал Южный Чоргорр
Подъем на перевал Южный Чоргорр

Перед самым перевальным взлетом мы ошиблись, а точнее, повторили чужую ошибку - надо было идти чуть влево, чтобы не терять высоты. А мы, увлекшись лыжней, залезли на морену и потом спускались с нее, теряя высоту.

На самом крутом учатске подъема лыжи пришлось снять. На вершине стоит памятник погибшей в 1973 году туристке, и тур с запиской от знакомой нам брестской группы.

Погода на перевале не солнечная, но облачность высокая, видно далеко.

Вид с перевала Южный Чоргорр. Оттуда мы пришли
Вид с перевала Южный Чоргорр. Оттуда мы пришли

Навстречу нам поднималась группа из Питера, тоже на камусах - мы увидели воочию, как они держат на крутом склоне.

Потом были приятные моменты спуска на лыжах в долину, и обед.

Вид на перевал Южный Чоргорр с другой стороны
Вид на перевал Южный Чоргорр с другой стороны

Внизу - деревья, лес. Здесь, в лесу, я почувствовал, что мазь с моих лыж уже слезла, и стало идти труднее, особенно на небольшие пригорки и берега ручьев. Увлеклись чужой лыжней, которая увела нас не в ту сторону. Но оставалось уже совсем немного - через некоторое время мы вышли на накатанную снегоходами дорогу, которая вела на базу КСС - бывшую базу геологов.

А погода к вечеру совсем прояснилась...

На базе за 200 рублей с человека нас поселили в комнату, в один из домиков. В комнате были нары, печка и электричество. В соседней комнате тоже была печка, но неудачная - дым из нее шел внутрь дома.

Вход на базу КСС
Вход на базу КСС. Можно разглядеть табличку "Самара"

Мы грелись и сушили вещи. Я наконец-то порезал сыр на дневные порции - хотел это сделать еще в поезде, и каждое утро, кромсая замороженный кирпич сыра, жалел о том, что не сделал этого... Теперь по утрам будет проще. Еду мы готовили на печке. В сенях стояла газовая плита, но ей мы не пользовались - у нее кран неплотно закрывался.

Поговорили на обычные наши походные темы - планы, снаряжение - с туристом из Питера. Здесь вообще много питерцев - им же проще добираться. Его группа располагается на базе КСС, и ходит в радиалки на окрестные перевалы. Он сказал, что видел группу из Владимира, которая шла навстречу нам из Ревды. Наверно это была та самая группа, которой мы обещали передать привет... Но встретится нам так и не получилось.

Так как предыдущие группы оставляли в домике излишки своих продуктов, мы решили разнообразить свой рацион чужими продуктами и специями, оставив взамен свои каши в пакетиках для завтрака.

Главная достопримечательность базы - огромный кот. Наверно, полярный. Как мы потом узнали в обратном поезде, кота звали Марсик. Он по-хозяйски зашел к нам в комнату, но выпросить еду ему у нас не удалось. Самим мало.

Кот
Кот

20 марта

Завтракаем макаронами (найденными в домике), с луком (найденным в первый день похода), пожаренным на сале (взятом из нашей обеденной порции).

А здесь цивилизация... Даже градусник есть! На улице -15. Погода хорошая, ясная. Очень красивые окрестные горы. Фотографирую в числе прочего и перевал Северный Чоргорр, куда группа Сергея тридцать лет назад затащила 12-килограммовую гантель.

База КСС, перевал Северный Чоргорр
База КСС. За ней виден перевал Северный Чоргорр

А нам надо на перевал Южный Рисчорр.

Что немного разочаровывает - туда ведет снегоходный след. Заехать на снегоходе сюда, видимо, дело несложное, а вот идти пешком достаточно муторно.

В самом начале подъема Илья сломал лыжную палку. Марка Birki - я третий раз вижу, что такие палки ломаются в лыжном походе... Для походов их лучше не брать, хотя они и металлические. Очень хрупкие.

Палку Илье починили с помощью напильника, вставленного внутрь, и трех тоненьких березовых стволов, примотанных снаружи скотчем. Кроме того, внутри палки были еще два обломка напильника, сломавшегося после первой попытки соединения. Так что теперь в одной руке у Ильи был внушительный вес.

Перевал конечно простой, но подниматься туда утомительно. Когда подъем стал круче, я и Сергей сняли лыжи. Илья забрался на лыжах - у него мазь стиралась гораздо медленнее, и лезть вверх ему было проще.

Поднимаемся на перевал, сзади опять виден Северный Чоргорр
Поднимаемся на перевал, взгляд назад. Опять виден Северный Чоргорр

Наконец мы добрались до ущелья. Нам открылась захватывающая панорама на другую сторону хребта, на Умбозеро. А навстречу нам поднялась другая группа, из Белоруссии. Белорусских групп тоже много в этих местах.

Сразу после самого крутого участка пообедали, надели лыжи и поехали вниз.

Вид с перевала Южный Рисчорр
Вид с перевала Южный Рисчорр - туда мы поедем

Вот это были минуты счастья...

Прекрасная погода, и длинный-длинный спуск. Главное, не набрать слишком большую скорость - для этого приходилось спускаться зигзагами.

Горные лыжи были на высоте по прочности. Илья наехал на слегка торчащий из-под снега камень. И лыжа осталась целой. Нога у него вылетела из крепления, и, к счастью, тоже осталась целой.

И вот мы внизу, вышли на реку Каскаенюньйок. На пяти километрах спуска сбросили пятьсот метров высоты - вот всегда бы так, спускаться почти не передвигая ногами.

Мимо нас проехало несколько снегоходов - похоже, это у них традиционный маршрут - через перевалы Рисчорр и Умбозерский.

Слева перевал Южный Рисчорр, а справа - Умбозерский
Слева перевал Южный Рисчорр, откуда мы съехали. А справа - Умбозерский

Отдых после спуска
Отдых после спуска

Прошли немного по реке, потом снегоходная дорога вильнула резко в сторону, и мы начали топтать лыжню по лесу. Вскоре обнаружили, что пошли через лес зря - снегоходы просто объезжали неудобные места.

Видели необычные следы - животное размером, судя по всему, с зайца, но с большими когтистыми лапами. Как нам потом объяснили, скорее всего это была росомаха.

С дровами тут проблем не было, полно сухих веток и есть сушины. Развели костер на сетке - хорошо, не надо копать яму. Поставили палатку, опять используя горные лыжи в качестве колышков. Поужинали и легли спать.

Наша палатка
Наша палатка

Костер на сетке
Костер на сетке

21 марта

А вот этой ночью мне было холодно. Пришлось распотрошить "подушку" и надеть дополнительные штаны и свитер, а так же высушенные уже к тому времени в спальнике носки, в дополнение к моим спальным шерстяным.

Сразу после выхода у меня опять порвался тросик. Некоторое время подгоняли крепление, так как запасной тросик на этот раз был другого размера.

А потом было четыре перехода по 45 минут по скучному сосново-еловому лесу. Идет снег, видимость плохая. Вышли на лед реки Тульйок и увидели, что прямо по реке в нужную нам сторону идет лыжня, а снегоходный след уходит на другую сторону реки. Решили дальше идти по лыжне, и остановились обедать.

Лыжня вилась по реке, и через некоторое время мы вышли на берег Умбозера - а точнее залива Тульилухт. В первую очередь нам бросились в глаза две стоящие на берегу машины, а потом домики, похожие на турбазу.

Мы стали думать, что делать дальше. Было три предложения - идти через озеро, или идти вдоль берега залива как можно дальше и ночевать в палатке, или попробовать попроситься на ночлег на "турбазу" - отогреться и просушиться.

Через озеро сразу решили не идти, несмотря на то, что оставалось еще почти полдня времени - погода плохая, видимости нет, да и мы устали.

Решили узнать насчет ночлега. Оказалось, что это не турбаза, а частные владения. Поселить они нас не могут, потому что приехали гости, но в паре километров от берега есть охотничий домик, где мы можем переночевать...

Пока мы думали, принимать предложение переночевать или идти вдоль берега залива, вышел хозяин этих владений с мелкой, но злющей рыжей собачонкой, угостил нас рыбой и пивом - мы было попытались отказываться, но не получилось. И он сказал, что нас подбросят до охотничьего домика на снегоходах. Тут уж отказываться от предложения переночевать стало совсем неудобно...

Нас действительно подбросили на снегоходах до домика. Здесь мы спилили три сухие елки и накололи кучу дров. Подошла еще одна группа, из Питера, в составе девяти человек. Они как раз перешли озеро, где один из них черпнул воду в какой-то промоине.

Питерцы поставили рядом с домиком свою палатку с печкой, а их "пострадавший" повесил сушить в домике свои вещи и поставил отогреваться лыжи, в крепления которых - по виду обычные автоматы - попала вода.

Сергей тем временем сделал запас тросиков, который у нас уже подходил к концу.

Подходила еще одна группа, тоже из Питера. Но они пошли дальше.

Ближе к вечеру прояснилось, погода стала хорошей...

Заходил хозяин, попил с нами чай, сказал чтобы "если что", мы звонили ему.

Сходил к соседям в гости, посмотрел на устройство их палатки и печки. Взяли у них координаты одной избушки под перевалом Чивруай, на всякий случай.

Легли спать часов в десять вечера.

22 марта

Спалось прекрасно.

У соседей из трубы идет дым, слышны шутки - просыпаются.

А мы спустились к заливу, и тут я вспомнил, что не сделал ни одного снимка вчерашнего домика, да и вообще не доставал фотоаппарат... Ну и ладно.

Зато погода сегодня просто прекрасная - ясно, ветра нет. Пообщались с пьяным рыбаком на льду, и пошли на другой берег... На что пришлось затратить больше четырех переходов.

Ориентирование на озере
Ориентирование на озере

Пока шли, видели рудничный поселок - из труб дым не идет, вряд ли он работает...Видимо, не стоит надеяться на автобус оттуда до Ревды.

Поверхность озера совершенно ровная, идти легко, но утомительно - противоположный берег приближается очень медленно.

Ловозерские тундры - вид с Умбозера
Ловозерские тундры - вид с Умбозера

Наконец мы вышли на берег, километрах в двух от устья реки Куфтуай, где и пообедали.

Здесь мы встретили двух человек - на снегоходе, впряженном в лопарские сани. Наверно, они ездили проверять капканы.

Некоторое время мы блуждали - то в одну сторону по дороге вдоль насыпи бывшей железной дороги, то в другую - надеясь, что дорога поведет нас в глубь гор, вверх по течению Куфтуая. Хотя дорога - здесь понятие очень относительное... Такая же заснеженная как лес, просто свободная от деревьев. Да и само устье Куфтуая мы никак не могли обнаружить - но оно просто оказалось чуть дальше, чем мы думали.

Потеряли здесь время, но в конце концов увидели старую лыжню, которая вывела нас на дорогу в нужном направлении, хотя сама лыжня и потерялась. Странно, мы и не надеялись уже увидеть дорогу - думали что придется самим топтать лыжню. А местность там неприятная - сплошные холмы.

Некоторое время мы поднимались довольно круто в лес, и вдруг увидели нечто похожее на железный гараж. Но это была охотничья избушка, просто частично обитая железом. Здесь мы и решили ночевать, хотя могли бы еще около часа идти.

Хорошо... Настраивались на холодную ночевку - в обозначенные на карте избы мы не верили, вряд ли они сохранились, да и были гораздо дальше... А будем ночевать в тепле.

Раскопки охотничьей избушки
Раскопки охотничьей избушки

Избушка была рассчитана на двух человек - для третьего пришлось сооружать лежанку из стола, чурбана и прочих подручных материалов.

Пока Сергей и Илья занимались откапыванием и обустройством избушки, я сходил по дороге на разведку. Убедился, что дорога идет не совсем туда, куда нам надо, и к тому же упирается в Куфтуай, свободный ото льда. Да и вообще, непонятная это дорога - кому она нужна? Кто ей пользуется?

23 марта

Ночью было то холодно, когда печь остывала, то жарко, когда печь растапливали. К тому же я опасался свалиться с топчана под стол. Но тем не менее выспался неплохо.

Сегодня нам предстоит радиальный выход на перевал Чивруай - тот самый, где в 70-х годах погибла группа Куйбышевского Авиационного института (который сейчас называется Самарским Аэрокосмическим университетом)

Погода хорошая, ясно... Мы планировали постепенно подниматься на хребет между реками Куфтуай и Киткуай, и по нему подойти к перевалу. Но вмешались обстоятельства - отойдя буквально на несколько сотен метров от избушки, мы увидели отличную, накатанную лыжню! И конечно, пошли по ней. Можно было уже не думать над тем, куда поставить лыжу, и где переходить ручьи. Лыжня вела нас!

Группа, оставившая лыжню, шла нам навстречу - я ни разу не видел следов "елочки" или "лесенки" там, где мы поднимались.

Перестали попадаться ели, остались одни кривые северные березы, растущие как яблони в саду. А потом и они кончились... Тут лыжня стала пропадать, заметенная ветром, но она уже вывела нас наверх.

Очередной взгляд назад
Очередной взгляд назад

Подниматься на хребет здесь было очень круто, и мы решили изменить первоначальный план - пройти к Чивруаю через другой перевал, Куфтуай, и гору Маннепахк, которая представляет собой скорее обширное плато, чем вершину.

После перевала Куфтуай мы стали подниматься на Маннепахк. Когда подъем стал более пологим, лопнул тросик у Сергея. Пока шла починка, мы сфотографировали все окрестности. Нерадостная картина - плато почти без всяких ориентиров, и глубокие ущелья вокруг. На карте на этом плато обозначено озеро, но сейчас оно, судя по всему, было скрыто льдом. А может быть, мы были просто в стороне от него.

Замечаем, что погода портится. Ветер усиливался, поднимал снежную пыль, хотя видимость была еще хорошей. На всякий случай я включил GPS - до этого я включал его и отмечал наши координаты только на привалах, чтобы экономить батарейки.

Примерно четыре утомительных километра по плато против ветра, и мы подошли к перевалу. Некоторое время искали памятник погибшей группе, но не нашли. Возможно, его уже завалило ветром... Да много чего могло с ним случиться за это время.

У перевала Чивруай
У перевала Чивруай

Мы пошли обратно. Вокруг плоская белая равнина. Теней нет, ориентиров нет... Видимо это состояние называют "белой мглой", по крайней мере, что-то похожее. Хорошо хоть солнце немного, в виде светлого пятна, проглядывает из-за туч.

Потеряли свою лыжню. Хотя мы более-менее правильно держим направление, никак не можем на нее выйти. Тут пригодился GPS - посмотрел на трек, и оказалось, что мы идем даже чуть отдаляясь от нашей лыжни. Вот такие шутки играет с нами погода - и хотя мы шли в верном направлении, сделали поворот на 90 градусов и вернулись к своей лыжне... Кстати, уже во многих местах полностью заметенной снегом! Но все-таки по своим следам идти веселее...

Пересекаем плато в обратном направлении, и около перевала Куфтуай обедаем. А дальше - спуск. И к тому же - ветер в спину. Это помогает - все-таки мы порядком устали. В одном месте потеряли Илью, который, как оказалось, объехал морену с другой стороны. Надо держаться ближе друг к другу - спокойнее.

В лесу уже совсем тихо. Увидели убегающую от нас рыжую лису.

Поскольку погода испортилась, окончательно решили, что это наш последний день в Хибинах. В такую погоду наверху делать нечего. Решили на следующий день идти в Ревду.

У нас остались лишние продукты - и мы устроили праздничный ужин - покрошили колбасу в суп. Да и устали мы все-таки - за день было пройдено не менее 30 километров в далеко не тепличных условиях.

24 марта

Это должен быть наш последний походный день. Поэтому мы расслабились и встали на лыжи около 9 утра... А не надо расслабляться - до Ревды нам идти километров 35... До победного конца!

И мы долго шли по однообразной железнодорожной насыпи, под падающим густым снегом - пейзаж оживляли лишь изредка пересекаемые реки да пролетающие белые куропатки.

Даже и вспомнить нечего...

Идем по бывшей железной дороге
Идем по бывшей железной дороге

Пройдя около двадцати километров от избушки, мы наконец-то вышли к дороге, которая ведет от рудника к Умбозеру.

Посидели на перекрестке - идти нам дальше по насыпи, или через рудник? В последнем случае мы проходим лишних два с половиной километра, но зато есть призрачная возможность добраться на попутной машине... Если она конечно будет.

Решили все-таки идти по дороге. Илья снял лыжи и сказал, что больше их в походе не наденет. Слишком плохо они у него скользили на свежем снегу.

Дорога шла вверх. Добрели до рудника, что-то тяжело нам дался этот подъем... И тут оказалось, что на руднике есть люди! Правда всего несколько человек - вахта, диспетчер, слесарь... А в 9 вечера в Ревду поедет УАЗик "буханка" - и подвезет нас.

Мы поужинали завтраком и обедом следующего дня, собрали рюкзаки... А потом мы узнали, что на руднике есть душ и даже сауна, где нам разрешили искупаться. Правда мы сначала подумали что горячей воды там нет, и искупались холодной... Но потом нам включили и горячую воду.

Действительно, нас довезли до Ревды, где, как оказалось, есть гостиница. Нам дали двухместный номер, причем администратор - добрая женщина - пустила третьего бесплатно, чтобы не подселять к соседям - Илья спал в спальнике на полу. Вообще, нам очень понравилось в этой гостинице.

Администратор сказала нам, что туристы здесь останавливаются часто, но вот иностранцам тут селиться нельзя, и им приходится ехать в Ловозеро.

25 марта

В 8:30 мы уехали в Оленегорск, автобус шел часа полтора. Отдали по 102 рубля за проезд.

В Оленегорске нам не повезло - билетов на 11-часовой Питерский поезд не было. Взяли билеты на вечерний московский, и опять весь день прозябали в Оленегорске. В детской библиотеке нашли Интернет, я отметился на нашем форуме.

26 марта

Едем... Видим большие водные пространства. Позже я посмотрел на карту, и понял, что это были заливы Белого моря и Онежского озера

27 марта

Три часа в Москве. А потом поезд в Самару.

28 марта

Мы дома!


Партнеры: Самая детальная информация черный список работников здесь. -
Сайт туристов Самары и Самарской области
© 2000 - 2015 При использовании материалов сайта ссылка на www.TrumanOutdoor.ru обязательна!