ВЫБИРАЙТЕ:

Статьи
- Отчеты
- Рассказы
- Фотоальбомы
- Творчество
- Слеты
- Советы
- Снаряжение
Природа
- Цветы
- Животные
- Грибы
Архив
Форум
Чат
Рубрики: Отчеты; Вид похода: Водный; Район: Карелия; Продолжительность: Неделя; Дата публикации: 05/04/2009

Северная Карелия

Курсив Макса Смородинов,
жирно Михаил Кораблин,
остальное Виктор Пшеничников (Psheno)

Обсудить на форуме

А здесь можно увидеть другие фото этого похода!


Еще не видели это фото? Корячимся на "Каровый"

Еще не читали эту статью?
Южный Урал 2006 (отчет)

Ст. Энгозеро - оз. Энгозеро - р. Воньга - Белое море - ст. Кузема
Базовая длина - 200 км
11-12 ходовых дней II к.с. с элементами III-IV для байдарок (зависит от уровня воды; тенденция к некоторому увеличению категорийности при повышении уровня воды)

Поход решился после фразы Скрипкина, сказанной мечтательно: "Хочу в Карелию. Я там не был". Четыре участника нашлись сразу: Я, Кораблин, Волков и мечтательный Скрипкин. На Грушинском проявил интерес Макс Смородинов. Волков (а может и не он) сагитировал Дашу и Любашу. Потом появился Сергей, друг Макса. А потом друзья Кораблина. Всего 11 человек, пять байдарок. Идея взять сразу обратные билеты была встречена с удивлением и даже с легким ужасом. Дьявольский замысел Скрипкина стал понятен позже, когда стало ясно, что идем за 7 дней 14-дневный маршрут.

А до дня первого было еще 3 дня поезда. В поезде быстро выясняется, что с собой пиво почти никто не взял, поэтому жадно ждем большие остановки, чтобы пополнить наш запасы. С пивом едется веселее и, самое главное, гораздо быстрее.

Рано утром приехали в Москву. И за три захода не смогли перетащить вещи с вокзала на вокзал. Гора снаряжения в зале ожидания впечатляет. Неужели это все уместится в наши байдарки?

Решаем, куда пойти в столице. Вариант с Красной площадью и Кремлем почему-то отвергается сразу. Все единодушно хотят в зоопарк. В чем причина - не знаю. Может быть, мы там увидим зверей, которых в Карелии, увы, скорее всего, не увидим. Так будем все же знать, какие они - медведи и лоси. В зоопарке Даша много фотографирует. Самыми фотогеничными и живыми, как ни странно, оказались черепахи во время кормления.

В зоопарк нас притащил М.Качайкин, наш старый друг и товарищ по Грушинскому, ныне почти москвич. Такие встречи всегда удивительно теплые,- как-никак родные люди, с которыми связана замечательная часть нашей жизни. В зоопарке очень понравилось пиво и таблички с надписью "Животное опасно". Сделали фото Качайкина под этой табличкой.

По дороге из Москвы до Энгозера Скрипкин сообщает, что, так как поезд прибывает в полночь, то мы будем собирать байдарки ночью, и сразу же выйдем на маршрут. Вопрос: "А когда же спать?", - повисает в воздухе. Мне не верится, что мы спать не будем. Я почему-то думаю, что мы соберем байдарки, отплывем от деревни и встанем поспать. Но почему-то Скрипкин явно не разделяет мои мысли. Мечтается, может поезд опоздает, и мы ночь поспим.

До похода я много слышал о, мягко говоря, жестком графике скрипкинских походов. Теперь приближается случай ощутить это воочию. Но все же не верится, неужели поплывем ночью. С надеждой смотрю на темнеющее небо: Скрипкин до похода обещал белые ночи и велел фонари не брать. Однако темнеет, и без фонаря никуда. Вновь надежда поспать ночью. Увы, с огорчением узнаю, что народ не послушался командира, и фонари все же взял. Неужели все же поплывем?

Приближается момент высадки. Караулю мост через Воньгу. Мне все кажется, что Воньга будет похожа на Лемезу в половодье. А это плохо. Нет, не плохо, а очень плохо. Вот и Воньга. Дима говорит, что под нами порог Железнодорожный. Разве это порог? Теперь сомнений нет, маршрут мы пройдем.

День первый.

Начался в 00-15 с приходом поезда на станцию Энгозеро и продолжался до 21-00. Восстанавливаю события по памяти.

Поезд стоял 2 минуты и за это время мы просто вышвырнули из вагона груды снаряжения, еды, одежды и пр. Как это удалось, до сих пор не понимаю, но успели до отправления поезда.

1.5 км от станции на машине доехали до окраины деревни на берегу озера с заболоченными берегами. Темные дворы и нет собак, которые в обычной деревне подняли бы лай. Полярные сумерки, закат постепенно переходящий в рассвет. (В поезде не спалось, а на маршруте сразу же захотелось спать, но все энергично возятся. Эх, почему не я руководитель похода? Положил бы всю группу спать прямо посредине деревни. Хотя, может, поэтому я и не руководитель). В темноте собираем байдарки. Уговариваю Диму не ставить на каркас целые пенки, надеясь, что байда все-таки соберется нормально, но зря, оболочка явно маловата для каркаса и фальшборт слева не встает на место. Что-то едим, но без воды, и в 4-30 отходим от берега. Кораблин поставил парусное снаряжение. Его новая байдарка собралась легко и правильно. Байдарка Макса по нашему с ним недосмотру вылезла носом не в красную железяку, а до нее, через тряпку палубы. Это нехорошо!

Московская группа приглашает на рыбу в Муромозере, когда это будет, знает только Дима. Забегая вперед, скажу, что маршрут, который со слов Димы - это 40 км озера, а потом быстрая речка, это не совсем правда, вернее, совсем неправда.

После бессонной ночи 8 (или 18?) ходовых часов, такого я не помню вообще. 40 км по стоячей воде с ветром, временами встречным.

Этот день определил темп движения. Скрипкин понял, что народ выдержит все, и обратные билеты сдавать не придется.

Прекрасные места стоянок. Сухо, песчаные пляжи. Обилие черники, потом голубики. Грибы!

(Увы, все это совершенно не трогает, так как дико хочется спать. Пользуясь тем, что сижу сзади, пытаюсь спать в байдарке, но Даша, увы, всегда начеку.) Полное отсутствие местного населения и редкие для таких прекрасных мест группы туристов.

Кораблин идет под парусом, но скорость в результате меньше, чем у двух гребущих.

По пути вставали, пили чай, обедали и снова плыли и плыли. Успехом пользуется сало моего производства. Получили информацию, что у Майи сало копченое - это круто. Позже ели - правда, круто.

День заканчивается. Скоро пойдут вторые сутки, как мы на воде, а привала всё нет. Скрипкин далеко оторвался вперед и чтобы уговорить его встать на привал, нужно догнать его байду, а сил на это, естественно, нет. Теперь я вполне допускаю, что Скрипкин, не останавливаясь, может плыть еще сутки, но мы-то не можем! В голове который час вертится одно и то же: "И чайник сказал утюгу: "Я дальше идти не могу". Если в начале мы уверенно шли вторыми, то теперь нас догоняет даже капитан Кораблин, сообщая при этом, что больше он ни взмаха не сделает веслом. Злобно посмотрел на его парус, и весло задрожало в моей руке.

Последняя фраза этого дня, записанная в дневнике: "Из озера вышли в 21-00 и встали". Из какого озера и куда вышли не помню, но на ночевку встали.

Встали примерно в 22.00. Пошёл дождь, который сильно украсил это долгожданное событие. Люди устали настолько, что некоторым (Ольге) на необъятной водной глади виделись миражи - замки, вырастающие из озера.

Вопрос с экипажами решился волей командира достаточно просто и без возражений участников. Меня Дима взял себе, друзья Кораблина - Майя, Оля и Петр идут на тройке, так они ходят много лет. Миша с Сергеем, Макс с Дашей, Кораблин с Любой. О чем весь поход беседовал профессор и декан с молоденькой студенткой не знаю, но смешанные экипажи смотрелись явно лучше чисто мужских. И не только смотрелись лучше, но действительно так плыть гораздо лучше. Теперь я понял смысл многочисленных объяв в Интернете: "Возьму матросом девушку с ч/ю, уметь грести не обязательно".

Великая цель этого дня была достигнута - мы вышли к разрушенной старой плотине, единственному ориентиру среди бесконечных озёр, проток и заводей. Только сейчас задним числом можно по настоящему понять Скрипкина, который постоянно работал (!) с компасом и картой. Как мы не заблудились известно только ему одному. Я понимаю, что он просто не мог встать на стоянку раньше, чем убедится в правильности пройденного пути. Пути, пройденного в нужном направлении!

День второй.

Начало дня в дневнике не зафиксировано. Все стандартно. Встал. Сварил рисовую кашу с изюмом (наш стандарт). По-моему некоторые участники такой завтрак едят впервые. Поражает отсутствие на этих озерах птиц. Нет даже обычных для наших лесов сорок. Правда дважды поднимал с черничника глухарей.

Сказочные места остановок на перекус. Редкие для наших прошлых походов щи. Размах возрастов участников больше сорока лет, я сильно усугубляю этот показатель. От веселых девочек до небритых мужиков. Кстати, девушки уверенно втягиваются в таежную жизнь.

Выход из озера. Разрушенная плотина со сливом. Входим первыми. Запомнился испуганно-восторженный вопль Любаши: "Ой, мамочка", и байдарка ныряет в слив. Это, конечно, не слив Куйбышевской ГЭС, но после суток хода по ровной воде впечатляет. Далее по описанию длинный перекат, на деле - узкий и длинный ручей.

Кораблин парус снял перед плотиной. Мы проходим практически весь ручей своим ходом. Народу это сделать не удается, садятся на камни, вылезают в воду. Так узко, что Скрипкин практически с берега им помогает.

Затем порог не очень порожистый, но со струей.

Далее по описанию настоящий порог. Подходим первыми - прохода нет, струи нет! Есть камни торчащие и камни подводные. Вылезаем и идем пешком рядом с байдаркой. Остальные делают то же самое.

Далее по описанию можно сделать волок. Скрипкину он интересен для разнообразия, считает, что можно сэкономить час времени. Вялый спор, я против - нужно все выгружать, паковать и т. д.

В итоге до конца мыса 25 мин вместо расчетного часа, а затем вообще меняем маршрут и вдоль мыса обратно не идем. Грибы, черника, голубика. И красота. В песне все правда...

Встаем в 22-00, а не в 21-00 как хотелось.

Щи с грибами. Когда я узнал, что в походе будут щи, я сначала обрадовался. Мне представилось нечто густое и вкусное, как суп-пюре, с большим количеством мяса и прочих приятных ингредиентов.

Щи варит байдарка - тройка. Причем щи варятся со скоростью манной каши. Пока ставят палатки и изучают новые дыры в оболочках - щи готовы. К сожалению, съелись они еще быстрей, после чего появилось сильное желание сварить что-нибудь еще. Вежливо (по крайней мере, мне так кажется, и все силы к этому я прилагаю) интересуюсь, будут ли еще когда-нибудь щи и стоит ли их варить. К сожалению, вопрос мой понят неправильно: как желание еще щей. Разубеждать сил нет.

Волков не отходит от своей байдарки. Странный клей, заплаты загибаются и не прилипают. Желающих помочь бедному экипажу, нет. У каждого свои дыры и свой клей.

День третий.

Встали в 8-00. Овсяная каша с изюмом и с казинаки. Целое ведро. Ели на завтрак, доели во время обеденного перекуса. Теперь специально варим утром каши побольше, и в обед она исчезает мгновенно. Кстати, не помню такого сытого похода. Чем хороши водные походы без пешей части - бери еды, сколько поезд увезет. Сегодня, в лучшем случае завтра, закончится хлеб, и мы переходим на сухари. Переход на "без хлеба" прошел спокойно, и никто не поворчал на завхоза или командира. Поход проходит спокойно, только Скрипкин слегка напряжен. Решил, что в любом случае буду на его стороне (право ворчать оставляю тоже себе) и тогда с подъемами и остановками все будет нормально. Меня Скрипкин балует - я могу не грести - мы все равно в лидерах! Прошли еще два озера (или три). Вошли в Воньгу. Смотрю в дневник, там написано вошли в Воньгу, кажется, мы в нее вошли раньше, но если так написано, то так и есть!

Все пороги почти без воды. Ведем байдарки пешком. Вернее пытаемся плыть, но после нескольких ударов о камни понимаем, что это бесполезно. Еще раньше это поняли Миша и Сергей, у них самая старая оболочка и уже кончается клей.

По дороге Дима кидает блесну. Два окуня.

Встали в 20-00. Необычно рано, но, похоже, это вписывается в график Скрипкина.

На стоянке подряд две щуки на 1 и 2 кг на глаз. Помогая вываживать вторую, прыгнул в воду в "спальных" штанах. Сварили ведро макарон с тушенкой. Сейчас готовим щук в малом количестве воды с большим количеством специй. Всеобщее ликование. Утром остатки рыбы превращаются в заливное.

Ночи теплые. Вода тоже. Тем более, что мы постоянно мокрые по колено, и уже привыкли к этому.

К комарам уже привыкли, но появился гнус! Давно забытая "радость", вспоминается Приполярный Урал. Гнус не берет ничего, одел штормовку с накомарником, но хочется есть. Снимаю накомарник и выпиваю положенную дозу. Это помогает.

Да, про экипажи написал, а кто с кем спит, нет. (Как хорошо сказано). Самая замечательная, веселая палатка - где Макс с Дашей и Любашей. Так решила судьба и командир. Теперь я знаю, кому обязан своим неожиданным счастьем! ("Все-таки хорошо, что Скрипкин у нас командир", подумалось мне уже при написании этих строк. В связи с чем убедительно прошу вас не принимать во внимание всю мою предыдущую его критику). Все действительно постоянно интересуются, как же мы там спим, и что вообще делаем. Храню гордое молчание, пытаясь, по словам Любы, никого не обидеть и в то же время не разочаровать. А что мы делаем - это секрет. Про остальные палатки писать уже и не интересно. Оля вообще спит на улице, а у Кораблина полутора спальная палатка - он и рюкзак. Палатки у всех современные, ставятся быстро. Вещи не убираем, ночных дежурств нет. Вокруг ни души.

День четвертый.

Встал в 7-00. Утренняя каша за мной. К 8-00 поднялся народ. Появилась возможность выйти в 10-00. Вышли даже раньше, но не все. Все равно хорошо!

Сразу порог. Байдарки бьются!! Наша в основном слетает с камней сама. Но внутри порога ходим пешком, в основном Дима. Один порог впечатляет (Гагаринский), только в нем есть явно выраженная струя, но и в ней стоят камни.

Нужен крутой маневр, который часто не получается. Дыры даже на новой байдарке Кораблина и на нашей "непробиваемой". Скотч держит меньше ходового дня. Удары о камни сопровождаются возгласами. Ругательство "бляха муха" (Макс) считается приличным. В порогах постоянно бью Дашу веслом, отчего у нее непроходящие синяки на локтях. Встали около 13-00, сразу после порога. Клеимся. Доели кашу и перекус. Супы копятся.

Зрелище прохождения порогов впечатляет. 5 байдарок, 11 человек идут, спотыкаясь и падая по пояс в воде. Макс нырнул по шею, надев перед этим тельник, в котором спит.

Сидим после второй ступени Гагаринского.

Прошли Гагаринский.

Далее "Прямой" и "Кривой" пороги. Пустили вперед Кораблина. Решили сами идти последними.

На "Кривом" порядок сменился.

В пороге байдарка Волкова носом вышла на камень. Корму притопило, и вода мощным потоком пошла в байдарку. После дикого вопля Волкова в воду прыгнул Сергей, которого тут же утянуло под байдарку. С упоением рассказывают это всем после порога. Решили дальше идти в жилетах, на которых пока сидим.

Встали перед "Горбатым" в 20-00. Длина порога 700 м. Под вечер идти не решились. Варим суп. Дима поймал щуку очень даже приличную, а потом что-то неизвестное, похожее на крупного подлещика. Народ не понял, что это и есть знаменитый сиг. Сейчас будем готовить. Народ, правда, сытый, но на рыбу, надеюсь, клюнет. Ольга кладет в рыбу специи, и бульон становится розовым. Это и вкусно и красиво. Пытаюсь попробовать знаменитого сига. Но как определить, где в кастрюле знаменитость, а где банальность? Виктор Владимирович предлагает на вкус. Сделав две попытки, я действительно выбрал более вкусную рыбу, решив, что и есть сиг,, и стал есть только её. Как же был я озадачен, когда кто-то другой, используя тот же самый метод, почему-то пришел к противоположному результату, назвав сигом то, что я считал щукой. В любом случае одна из основных целей похода: поесть сига, достигнута.

Процесс латания дыр в бойдарках интенсивно развивается, Если раньше это было "любимым" занятием Миши, то теперь этим заняты уже все экипажи, но в разной степени. Не поставил сегодня заплатку, - завтра будешь везти воду и вычерпывать её непрерывно. Особенно привлекательно это занятие под дождём. Порвались все, даже Скрипкин с его синтетической шкурой. Клей постепенно кончается.

День пятый.

Встал в 7-00. Поставил кашу. Ужасно огорчает меня эта фраза в дневнике. Ведь она означает стук топора, треск ветвей и, соответственно, неизбежное просыпание и ранний подъем. А спать-то как хочется, ведь каждый вечер мы поем песни под Мишкину гитару. А потом еще философские беседы с девушками. Да и в Самаре я привык вставать, скажем так, далеко не рано.

Варю побольше, чтобы осталась на перекус. С вечера осталась рыба, теперь бульон застыл. Еще сковорода грибов с луком. Грибов здесь полно, все их постоянно собирают, даже под дождём. Грибы отличные, чистые и огромные. Жаль, что нельзя есть сырыми.

Посмотрели порог. Те, у кого байдарки сильно побиты, решили его обнести. Уговорил девочек тоже идти пешком. В лучшем случае придется идти по воде, в худшем перевернет к чертовой матери. А потом и меня сняли. Иду пешком, буду снимать их прохождение.

Следующий порог прошли все. У всех дыры. Клей кончился. Будем плотно шить. Идем по графику. Возможно, завтра будем в Белом море.

Сейчас 17-30. До следующего порога примерно 1.5 часа. По описанию положен обнос. Порог страшен. Слив 1.5 метра не для байдарок. На взгляд слив выше человеческого роста. Воды мало, и отвесная скала слива просвечивает сквозь воду. Группа из Пушкина спускают байдарки через порог на руках. Мелькает: А может тоже не побояться, и как они. Отрезвляет меня верное замечание Кораблина: это они что, байдарку хоронят?

Сергей купался прямо под сливом, как в огромной ванне.

После долгого обноса приличная стоянка, но Дима вдруг командует плыть дальше. Народ не понял, но подчинился. Кораблин ворчит, я молчу. Все дико устали после обноса и время подходит к 22.00.

Плыли недолго. Отличная стоянка. Празднуем последний день гитары, она окончательно размокла. Прячу два полена на завтра, а то сожгут все сухие дрова.

Небольшое количество Старки сотворило просто чудо. Профессор мочит корки. Так сильно я давно уже не смеялся. Пели допоздна, пили всё, что попалось под руку. Миша был в ударе, сидели долго и с удовольствием.

День шестой.

Как я был прав с дровами. Порог "Вяккер". Частичный обнос. Все обносятся. Макс и Дима прошли большую часть порога, но часть все-таки обнесли. При прохождении мы с Дашей оказались не на той стороне, и участия в таскании вещей и байдарок не приняли. Нехорошо! (Или наоборот, до чего ж хорошо!) Сидим на высоком берегу. Остатки рыбы. Багорик для крупной рыбы, а она здесь действительно есть. На одной из стоянок к сосне прибита голова щуки, размеры которой даже страшно представить.

Обнос - дело серьёзное и утомительное. Особенно, когда идти предстоит далеко и не по шоссе. Две байдарки шли челноком, Кораблин прошел 1,5 км лишних, сбившись с тропы. Но всё же челночная система лучше всего для обноса байдарок.

Железнодорожный порог. Он так называется и сразу за ним железная дорога. Крики "Правым греби", "Левым табань", сердитый голос Кораблина: "Ты, что не знаешь, где у тебя правая рука". Бедная Любочка!

Прошли порог замечательно. При ударах о камни скрежет рвущихся оболочек. Волков уже третий день сидит практически по пояс в воде. Кораблин: "Пшено, как ты думаешь, сколько в этой миске воды". После ответа долго считает в уме и объявляет, что отчерпал 17 литров воды. Волков с завистью (а может гордостью) "А я, Михаил Александрович, считаю не литрами, а ведрами".

После порога Волков сообщает, что дальше не идет. Явных причин две: дырявая байдарка (сидеть придется в холодной и соленой воде) и отсутствие пресной воды. Волков у нас известный водохлеб и нашим обещаниям взять в запас много воды не верит. Вообще, могла бы возникнуть проблема, но остаются еще Майя и Петр, т. е. целиком байдарка. Они спокойно поживут на реке и через два дня встретят нас на вокзале.

Прощаемся и вперед. Остановка для набора пресной воды. Болото с клюквой.

Порог "Морской", его третья ступень уже в море. Вернее так - после третьей ступени вода уже соленая.

Время отлива. Очень мелко. Группа туристов тащит по отмели катамаран. Странно, что некоторые сидят одетые, а несколько мужиков их тащит. Выйдя на глубокую воду, они запускают японский мотор и резво уходят в открытое море. Студентки требуют морских звезд, которых я им обещал еще в Самаре. Звезд пока нет, но есть сказочный закат. Сиренево-голубое небо отражается в воде. Полная симметрия. Фото можно будет смотреть вверх ногами. Отличить небо от воды невозможно, только мелкая рябь от байдарок есть на воде.

Вода и соленая и холодная. Весла холодят руки, мерзнут ноги в мокрых сапогах. Стало по настоящему холодно впервые за весь поход.

Идем вдоль каменистого мыса. А вот и морские звезды, громадные, белые и розовые.

Встаем поздно. Отлив. По дну моря вылезаем на мыс.

Есть хочется ужасно, Оля хлопочет у костра, припрягая еще и Сергея. Значит, сейчас поедим вволю! Бегаем, ставим палатки, вытаскиваем байдарки. Ну, все работы по обустройству лагеря выполнены, теперь можно и поесть. О ужас, в котелке опять плещутся щи. Уже третий раз за поход, что является нарушением ранее достигнутых договоренностей. Но Оля искренно уверена, что лучше еды нет. Пока щи не сварились, прошу чего-нибудь закусить. И новое потрясение: "Вот капуста лежит, ешь.": Обычно я всегда могу что-то сказать, но это явно не тот случай. Если бы не разница в возрасте, я бы капустку ударом ноги отправил бы, скажем так, очень далеко. Подходит профессор: "Оль, чем можно перекусить?", - "А вот капустка, Миш". "Капустка?!!" И я вновь испугался за судьбу несчастного, невиноватого ни в чем кочанчика.

Как замечательно, что у нас были макароны! Их немедленно сварили в оставшемся капустно-мясном бульоне. Мало не покажется, но съели все. За неимением крепких напитков пили красное вино и глинтвейн. После собачьего холода и пронизывающего ветра это сказка!

Кривые от ветра сосны. На мысу баня. Это очаг, сложенный из камней. После многочасовой топки все закрывается большим тентом, но на это нет времени. (Я считаю, что время есть, но погода опровергла мои замыслы). Около бани озеро пресной воды. Не пропадем. Вспомнили водохлеба Мишу.

Мыс каменистый. Продувается со всех сторон. Век бы тут не вставал, но уж очень холодно, ветрено, сыро и поздно. Как всегда уже 22.00. Ставим палатку на плоском камне. Кто-то ставит на травке, вернее на мху (или мхе). Ужин, и ложусь спать уверенный, что и остальные, уставшие за день, тоже угомонятся. Народ ел, варил глинтвейн и не спал до 3 часов. Закат здесь переходит непосредственно в рассвет. В ясные дни темноты не бывает.

День седьмой.

Встал в 8-00. Выход намечен после обеда, когда будет прилив (это примерно 15-00). Полудневка языком туристов. Больше задерживаться нельзя, у нас и так нет запаса времени на шторма и дождь. Ставлю тесто. Надеюсь, что погода позволит накормить народ лепешками и пирожками с изюмом. Но!!! В 9-00 начался дождь, то слабый, то сильный. Ветер рвет тент. Спрятаться некуда, вокруг камни и море.

Наш замечательный плоский камень, на котором стоит палатка оказывается с ложбинкой. Она быстро заполняется водой, и Дима оказывается в луже. Перетаскиваем палатку, но все уже мокрое, даже спальник.

Кораблин сооружает навес над своей байдаркой и клеит очередную дыру.

Тесто поднялось, но под дождем печь невозможно. Берем его с собой. Дождь не кончается, но нужно плыть. Складываемся под дождем и в 17-45 выходим с другой стороны мыса.

Ветер с моря сильный и холодный. Плывем по карте и компасу. Крадемся между островами, чтобы не выходить на морские просторы - там гуляют волны, опасные для наших маленьких судов.

Я в теплой, но мокрой куртке, она все-таки греет. Скрипкин в штормовке на голое тело мерзнет и гребет за двоих, а может и за троих, так как мы все время отрываемся от остальных. Когда мы ждем остальных, прячась от ветра за камни, Диму трясет так, что каркас байдарки стучит и звенит.

Плывем часа 3. Теперь нужно выйти из-за прикрытия островов на большую воду. Сильный ветер сначала как бы прижимает воду, но на просторе рождает настоящие морские волны. Сначала волны бьют в корму, что тоже не сильно приятно, потом волны бьют в борт, что уже опасно. И дождь, который заливает глаза и мешает дышать. Нашим девочкам сильно повезло в этом походе. Неделю они ходили мокрые только по пояс, сейчас на них нет (как, впрочем, и на остальных) сухой нитки. В байдарках полно воды и от волн и от дождя. Порыв ветра и улетает Любина шляпа-панама, рассчитанная скорее на жаркий пляж, чем на Белое море. Теперь она плывёт под проливным дождём и ураганным ветром с открытой головой.

Впереди (если Дима правильно определился) мыс, после которого губа Домашняя, поворот на запад и конец маршрута в конце этой губы.

Встаем. Дождь. Выбегаю на берег. Ищем подходящее место для палаток и костра. Единственное место слева от нас уже занято, справа на ветру стоят два брата на "Щуках". Помогают нам разгрузиться и перетащиться на другую сторону мыса, там нет ветра, но и нет сухой площадки.

Это, и правда, вход в нужную нам губу. Дима молодец.

Большая и ровная площадка насыщена водой, но лучше ничего нет. Постоянно произносится загадочное слово: егупец. Егупец - это древнее название Киева, так сказал Артем Овсянников. Все спрашивают: это егупец или еще нет. И никто не может дать ответа на этот вопрос. К девочкам подходит Оля и только их зовёт посмотреть кое-что невероятно интересное и красивое. Мы заинтригованы и одновременно раздосадованы: почему только их. Но я понимаю Олю: мы не оценили ее щей - чувство прекрасного нам чуждо. Вот возвращаются наши девушки. Ожидание увидеть их просветленные лица - не сбывается. Вспомнилась цитата из классиков "изма": "Голодный, измученный невзгодами человек, нечувствителен к самому высокому зрелищу".

Специальной свечой разжигаю костер под дождем и из мокрых дров. Нужен большой и сильный костер, а на берегу одни мокрые бревна. Дима и Макс находят-таки сухую ель, и костер сразу оживает.

Кончилась сгущенка! Варим кашу с большим количеством изюма, похоже, пирожки уже не испечем. Добавляем цукаты из экзотических фруктов. Водки уже нет. Она кончилась именно тогда, когда, по выражению Кораблина, нужно пить каждый час. Дождь так и не кончается. Пытаемся сушиться.

Стелемся в палатках. Если на коврик опереться локтем или острой попкой, то на него сразу набегает вода. Нужно тихо лежать на спине. Штанов сухих у меня уже нет, у Димы мокрый спальник. Ложимся без песен, Волкова нет. Кораблин с Ольгой еще долго сушат вещи.

Достаю из гермы последнюю сухую вещь - тельняшка, но она влажная! Успокаиваю себя, что мокрое - это когда можно выжимать, а остальное нужно считать сухим. По этой классификации у меня сухой спальник, а у Димы мокрый.

День последний!!

В 6-30 неожиданно проснулись наши девочки и весело защебетали. Часы у них подмокли и встали. (Это не неожиданно и не часы подмокли и встали, это в палатке было полно воды. Вылезаю на улицу в попытке сделать дренаж. Тщетно. Кругом одна вода)

Уговорили их еще немного поспать. Они вообще переносят тяготы похода необычно весело. Наши Майя и Оля - опытные туристы и альпинисты, для них и то воды многовато. Молодежь ходит на ветру в маечках, в мокрых сапогах, вывешивает одежду сушить под дождь. Чему радуетесь...

Подъем. У меня теперь все мокрое, кроме майки и джинсов для поезда. Утром при сушке сжег куртку, которую давно собирался выкинуть. (Признаюсь: это я на самом деле ее сжег.) Теперь не жалко.

Вышли почти в полный прилив в 13-30. Дождь так и не кончился. Ориентир - башня ретранслятора, которая то видна, то скрывается в пелене дождя. Идем быстро. Подходим к берегу там, где видна дорога, и можно найти машину до станции. Еще с воды на берегу видны яркие оранжевые и желтые камни. Да это грибы! Ольга мчится собирать. Девочки режут. Скоро готов котел жареных грибов. Дима с Сергеем сходили на станцию и договорились на 24-00 с машиной. Поезд у нас в 6-20. Испек несколько лепешек, для выполнения полного сценария похода. Хлеб был первые три дня, а потом сухари, которые народ сыпал в суп, в чай, в каши.

Кроме грибов на берегу брусника и заросли голубики. Пасемся последний раз.

Холодный ветер с моря высушил байдарки и рюкзаки. Громадный камень похожий на гигантское кресло облюбовали девушки. Сергей купил пива и шампанского. Выпили за удачное завершение похода. Полное счастье и ведро макарон с тушенкой.

Машина пришла вовремя. Грузим вещи и макароны. Вокзал. Трогательная встреча с друзьями, с которыми расстались под мостом. Очень холодно. Дремлем до утра. Зал ожидания забит байдарочниками. На перроне ребята из Москвы отплясывают под дождём народные танцы для "сугреву". Посадка. Рассовываем вещи по всему вагону. Там уже спят туристы, ходили еще севернее нас.

Волков поет: "Долго будет Карелия сниться".

Все.

Нет, еще не все. В Москве встреча с Артемом Овсянниковым, старый товарищ по Уралу и "купанию" в холодных майских уральских водах. С ним были на Лемезе.

Кораблин покупает на вокзале нечто странное.

Самара! Друзья! Ну, вот теперь и все!


Партнеры: http://recamgr.ru/ форсунка дизельная delphi купить. Форсунки делфи купить.
Сайт туристов Самары и Самарской области www.TrumanOutdoor.ru 2000 - 2010. При использовании материалов сайта ссылка на www.TrumanOutdoor.ru обязательна!