ВЫБИРАЙТЕ:

Статьи
- Отчеты
- Рассказы
- Фотоальбомы
- Творчество
- Слеты
- Советы
- Снаряжение
Природа
- Цветы
- Животные
- Грибы
Архив
Форум
Чат
Рубрики: Рассказы; Вид похода: Пеший; Район: Южный Урал; Дата публикации: 11/09/2008

Что может быть лучше плохой погоды?

Валерий Уральский

Август 2005 года

Обсудить на форуме

Солнца не будет, жди - не жди,
Третью неделю льют дожди,
Третью неделю наш маршрут
С доброй погодой врозь.
Словно, из мелких-мелких сит
Третью неделю моросит,
Чтоб не погас у нас костер,
Веток подбрось.

(Вальс в ритме дождя. Авт.Н. Лисица)


Еще не видели это фото? 25 км позади

Еще не читали эту статью?
Алтай - 2005 (дневник)

Обстоятельства так сложились, что в этот раз Алексей не смог "подстроиться" под мой отпуск, Галину одолели семейные обстоятельства, поэтому на Южный Урал мы отправились вдвоем со Светланой.

Несмотря на столь существенное изменение в составе группы, решено было не сокращать продолжительность похода, заранее определенную в 16 дней. Конечно, "нитку" маршрута пришлось срочно менять, но сколько-нибудь ясного плана у меня так и не сложилось. В самом общем виде, предполагалось неспешно прогуляться по Зигальге, взойдя на хребет со стороны Александровки (10-дневное кольцо с началом и окончанием в Тюлюке), вдоль и поперек пройти Иремель, поднявшись на основные вершины этого массива - еще 6 дней с возвращением в тот же Тюлюк. И при этом - отдавая дань "матрацному" характеру похода - договорились, что будем шагать только по дорогам и тропам.

Стоявшая все лето - как у нас, так и по Уралу - жара и благоприятный долгосрочный прогноз для Челябинска и Уфы отодвинули погодный фактор на второй план. При подготовке к походу мы особо на эту тему не задумывались, благо давно отработанный комплект снаряжения позволяет пережить любые капризы погоды. Вот, только спальники мы взяли новые - недавно купленные, 1,5-килограмовые одеяла от Bask-а, что дало нам целый килограмм экономии веса.

Весь август у обоих на работе проблем было "выше крыши". Может быть, поэтому я, хотя и отметил начавшееся за неделю до нашего отъезда изменение в тамошней погоде, но серьезно к тому не отнесся. Случайно найдя в И-нете сайт с 3-дневными прогнозами погоды для Юрюзани и Бакала, помню, тогда еще порадовался: 9-15 градусов всяко лучше надоевшей жары.

Заранее купили билеты на челябинский поезд, рассчитывая на Вязовую прибыть часиков в 8 утра и до вечернего автобуса в Тюлюк, как не раз уже делали прежде, посидеть за речкой.

Так и получилось: приехали, купили обратные билеты на тот же поезд, переобулись в сапоги и пошли к подвесному мосту. Да, совсем забыл: вокзал только-только открылся после ремонта, очень симпатично получилось. Разместились на привычном месте, пообедали у костра и вернулись на станцию к автобусу на Трехгорный.

Прибыв на место, немного подождали в павильончике у проходной и уехали в Тюлюк трехгорским автобусом - он идет на пару часов раньше, чем катавский. Так что, в Юрюзань мы в этот раз не попали, ничуть о том не жалея: последние годы город производил, на меня, во всяком случае, тягостное впечатление. А после того, как закрыли магазины, а потом и автостанцию возле церкви, и подавно...

Весь день моросил дождь. Вот и по дороге в автобусе "дворники" работали без устали. Из-за непогоды окрестные горы были недоступны взору. Весь пейзаж - только шоссе в лужах да мокрые елки по обочинам. Ну, еще колючка Трехгорного, янтарные новостройки Первухи, черные избы Меседы, да пустырь Петропавловки...

Вышли на мосту через Березяк и быстро добрались до нашей старой стоянки - вон, под деревом и дровишки с прошлого раза еще не до конца сгнили. Бросив рюкзаки под высокими пихтами, первым делом утеплились: сыро, знобко. Потом натянули тент над поросшим травой кострищем и, уловив перерыв в дожде, быстро поставили палатку. Поужинали "скорострельной" кашей и сразу отправились спать. Устали что-то. Видимо, сказалась неизбежная, увы, суета, сопровождающая переход от городской жизни. Засыпая, торжественно пообещал Светлане не будить ее завтра - не то, чтобы рано, а вообще не будить. "Сплю до обеда! Имею право", - получилось что-то вроде вечерней молитвы. Заснули под убаюкивающее ворчание Березяка на близком перекате.

Ночью замерз - не зря, видно, новые спальники показались нам какими-то ... Пришлось надеть дополнительные носки и достать из-под себя безрукавку. Постепенно противный озноб отпустил, и я снова заснул. А Светлана, с вечера предусмотрительно накрывшаяся курткой, даже не пошевелилась.

Ну, до обеда - не до обеда, а часов до десяти она проспала. Говорит, даже не слышала, как я пилил и колол дрова для костра. Ну, и ради Бога! Отпуск у нас или где?!

Первый день заранее условились стоять на месте, "адаптироваться". В прошлый раз такое начало похода всем очень понравилось, и мы решили сделать его традицией.

Одно плохо: далеко от лагеря не уйдешь, оставлять без присмотра вещи боязно. А по одному гулять скучно, некому истошно крикнуть, показав рукой куда-нибудь за спину: "Смотри, смотри..!". И - когда тот, вздрогнув, оглянется - добавить уже тише, спокойней: "...Как прекрасна наша Россия!"

А место здесь, действительно, красивое. Березяк, ударяя эхом в обрывистый берег, весело прыгает по забитому камнями руслу, уклон которого в сторону Зигальги заметен на глаз. По обе стороны - лес, преимущественно, хвойный: здесь и ель, и сосна, и пихта. В подлеске - черемуха, рябина, вдоль воды - черная и красная смородина. Земля плотно укрыта мхами и папоротником, на галечнике - заросли водяного лопуха.

Когда временами туман рассеивается, за рекой видна оконечная сопка Нургуша. Выше по течению Березяк течет у ее подножия, на повороте русла прорываясь в узкую расщелину между горами. Во время весеннего паводка на этом пороге река такое вытворяет..!

Мы немного прошлись каменистым берегом вверх по реке, "поклевали" смородину и, подгоняемые зарядившим дождиком, вернулись к костру. Потом были многократные "походы" за дровами: в такую погоду на дневке костер приходится поддерживать постоянно, а сосна с ее рыхлой древесиной "уходит" быстро. Вот так и коротали время: когда стихал дождик, ходили на речку за водой и заготавливали дрова, а потом жгли их под неторопливую беседу с чаем. Туризм - лучший отдых!

От реки ушли утром по дороге, тут и там заляпанной коровьими лепешками. А вон и стадо! Всегда, бывая в этих краях, удивляемся, как далеко от села забредают коровенки, которые "гуляют сами по себе".

Пересекли старую дорогу на Тюлюк и пошли вверх по недавно расчищенной просеке, огибая с востока, с юга Мельничную гору. Порадовались, найдя пару маслят, и опечалились, увидев, во что превратили лесозаготовители когда-то чудную "малиновую" дорогу с Ягодного хребта в Тюлюк.

Несмотря на короткий переход, за мостом через Тюлюк остановились пообедать. Расположились на стационарной стоянке: столик, скамьи под двускатным дощатым навесом. Пока Светлана занималась грибами, я немного прибрался на донельзя загаженной поляне - собрал и стащил к кострищу гору мусора: п/э пакеты, бутылки, бумажки, какие-то тряпки и прочую дрянь. Стеклянные бутылки и жестяные консервные банки свалил в мусорную яму, устроенную кем-то за кустами. После обеда с полчаса, наверное, жег мусор, застлав окрестности густым едким дымом.

Правда, сжечь удалось не все: Светлана стащила у меня уже приготовленный для кремации кусок мешковины и выкроила из него, как она сказала, "онучки" - портянки, проще говоря. Ее новые сапоги оказались чересчур просторны в голенищах и болтались на ногах. Света, не комплексуя, обмотала ноги в голеностопе портянками и весь поход шла нормально. Вот уж, действительно, "Нет безвыходных положений, есть безвыходные люди".

Наш путь лежал на Николаевскую дорогу. Где-то там, дальше, от нее отходила малоезжая сенокосная дорожка, по которой я планировал уйти в долину Большого Авняра и, взяв визуальный азимут на перевал, перейти Бакты по тропе с последующим бродом через Юрюзань близ Александровки. Загвоздка была лишь в том, что древнюю эта дорожку на карте идентифицировать никак не удавалось. И в каком месте нужно на нее сворачивать с Николаевской дороги - вопрос... Во всяком случае, когда мы были здесь с Лешей в ... году, это место я не запомнил. Бывает...

Дорога на Николаевку, как и прошлые годы, была очень грязной. А дожди и прошедшие недавно лесовозы (вдалеке раздавался звук работающих бензопил) превратили большую её часть просто в грязевую канаву. Так что идти пришлось, в основном, по обочинным буграм. Выглянувшее солнце скрасило безрадостную картину, а вскоре заставило раздеваться: за ветром стало заметно теплее. Синее небо, белые облака, птички поют - лепота! Жаль, все хорошее быстро кончается. Через полчаса облаков стало больше, через час небо снова нахмурилось.

Надо сказать, топали мы по дороге, формально как бы не существующей: если судить по карте, дорога из Николаевки приходит в Тюлюк с запада, перевалив перед тем отрог хребта Бакты. Мы же ушли от южной окраины села, оставляя конечную сопку Бактов справа! И ведь не вчера эту дорогу проложили - больше 30 лет назад. Э-эх...

А вот и развилка или, если угодно, стрелка - место, где встречаются старый и новый участки дороги. Самое смешное: развилки этой я не помню. Какую-то боковую просеку на подходе к Тюлюку я в прошлый раз отметил, а это место - нет. Бывает же такое!

Ну, да ладно. Нам ведь не развилка нужна, а отходящая от нее на запад сенокосная дорожка. Но и она в старых записях не значится: еще дома специально пролистал путевой блокнот из похода трехлетней давности. Где же она?

Поводил пальцем по карте, поскреб в затылке, посмотрел на небо... Рассуждаю вслух: Когда мы с Алексеем шли с Бактов, имея целью Иремель, то постоянно контролировали направление этой случайно встреченной нами дороги: она могла пригодиться в будущем. Существовала вероятность уйти по ней обратно к недавно оставленному нами хребту, тем более что перевальная дорога/тропа на карте в этом районе показана. И вот в какой-то момент, когда дорожка наша уж очень настойчиво стала заворачивать к северу, мы оставили ее и ушли в восточном направлении с намерением подрезать Николаевскую дорогу. А там - вот он, Жеребчик! То есть, до конца этой дорожки мы с Лешей тогда не дошли. Делаю вывод: искомая дорожка выходит к Николаевской на старом её участке - после перекрестка.

- Логично? - обращаюсь к Светлане.

- Ну-у-у...

- А я что говорю! Пошли направо, свороток должен быть совсем рядом.

И действительно, через километр в лес отошла грунтовка со свежими следами автомобильных колес. Вот - то, что надо! Через полчаса поневоле вспомнили Р.Баха: "Ну не странно ли, что уверенность всегда приходит перед потрясением?!" Это была сенокосная дорога, но не та! На здешних лугах давно не косили, а следы оставили лесорубы, наделавшие в лесу такую уйму "коридоров", что мы не сразу поняли, что дорога-то тупиковая.

А ведь была возможность - не иначе, как Всевышний послал нам тех лесорубов, но получилось, как ... всегда!

Поздоровавшись, спрашиваю у здоровяка с бензопилой: Эта дорога там, дальше, на Николаевскую не выходит? Нет, - говорит, не выходит. Ну, мы и пошли...

И правда, на Николаевскую она нас не привела. Вообще, никуда не привела! Потому, что кончилась на краю заброшенных сенокосных полян. Дальше - трава стеной. Эх, и что бы мне не спросить у того парня, КУДА ведет эта грунтовка?!

Обидно, досадно, ну да ладно! Чтобы не возвращаться, решаю срезать крюк Николаевской дороги. Срезали, называется: больше двух часов под моросящим дождем плутали по заболоченной пойме какого-то гнилого ручья, луговинам с густой травой в рост человека, мелколесью, заросшим просекам.

- Ну, вот, - горестно вздыхала за спиной Светлана, - а ведь обещал, что матрасничать будем... Я купальник взяла...

Наконец, местность стала повышаться, лес поредел, и мы вывалились на ... уютную такую, зелененькую дорожку! Она! - кричу, обернувшись к Светлане, старательно "не замечая" скептического выражения ее лица.

Выбрав на обочине место посуше, сбросили рюкзаки. Я несколько минут пробежался по дороге туда-сюда и окончательно убедился, что это - "та самая" дорога, знакомая мне по походу ... года. Указав Свете на огромные чистые лужи невдалеке, предлагаю встать на ночлег прямо здесь. Тут же сыскалась удобная полянка. А чуть позже ненадолго выглянуло закатное солнце, небо прояснилось, стало тихо. Уснули с верой в хорошую погоду назавтра.

Увы! Дождь, начавшись ночью, затих только к полудню. Но низкая облачность, воспринимаемая как туман, закрыла все вокруг. Непрекращающаяся морось. О движении в сторону Бактов нечего и думать: с этой стороны хребта тропы нет, как нет и точного ориентира, от которого можно было бы взять азимут на перевал. Придется, видимо, обходить Бакты со стороны Тюлюка и идти в направлении Александровки по дороге в долине Юрюзани.

Понятно, что уходить не хотелось, может, погода еще наладится, тогда пойдем через Бакты, как планировали вначале. Решили подождать, благо, время позволяет.

Пользуясь вынужденной отсидкой, прогулялся в северном направлении и ... через 10 минут вышел на пересечение с мощной лесовозной колеей. Да-а-а... Остается только недоумевать, как это мы с Лешей проскочили этот свороток, не записав про него "на память"?!

Дождя до конца дня не было, но пропитанные водой, как губка, облака сплошной чередой тащились через нашу стоянку, заставляя все время поддерживать огонь.

Утром видимых изменений в погоде не произошло: пасмурно, сыро, туманно. Повесив над костром котлы для завтрака, вышел на залитую водой дорогу и, задрав голову, тщетно пытался разглядеть в сплошной низкой облачности признаки прояснения. Внезапно раздавшийся за спиной голос заставил меня вздрогнуть.

- Не там ищешь. Прислушайся-ка!

- Ну, слушаю...

- Слышишь?

- ...

- Глухой!

Ну, уж, нет! Зрение у меня, и правда, не очень, "зато я нюхаю и слышу хорошо". Хотя, на этот раз ничего "такого" я, действительно, не услышал. Лес застыл, упакованный в мокрую вату тумана.

- Да нет ничего. Тишина, аж в ушах звенит!

- А что это звенит?!

- А-га! - Кажется, теперь я понимаю, о чем речь. Концентрирую свое внимание на этом "звоне" и ...

- Пчелы, вроде, жужжат. Или комары...

- И комары тоже! И мухи. И все прочие летающие и ползающие букашки. Насекомые, одним словом.

- И - что с того?

- Ну, ты даешь! - Светлана сокрушенно всплескивает руками. - Воздух суше стал, вот они и зашевелились, ожили. Погода налаживается! Да не смотри ты на небо! У тебя и другие органы чувств есть! А если ты такой ... нечувствительный, доверяй тем, кто этих способностей еще не потерял.

- Мухам, что ли?

- И мухам, в том числе!

- Вот пусть твои мухи и за костром смотрят, и воду таскают, и ...

- Да ладно тебе, - Света примирительно "боднула" меня плечом, - это у тебя лучше получается. Гораздо!

- То-то же!

Мы позавтракали, свернули лагерь и бодро зашагали в обратный путь. Шлепая сапогами по залитой водой колее, миновали развилку, свернув тут влево, и за час по крутому, размытому участку дороги спустились из леса к тюлюкским сенокосам на краю села. Село лежит в глубокой долине Тюлюка, отсюда даже колокольню церкви с обновленным куполом не видно.

Небо меж тем "открылось", только по склонам Зигальги, как пенка по небритой щеке, ползут еще белые клочья облаков. Бездонная синь над головой, яркое солнце, а - не лето! Вспомнилось: "Уж небо осенью дышало..."

Вдоль изгородей сенокосных угодий дошли до кладбища, где начинается дорога на Александровку. Наши длинные тени весело запрыгали по ровной гравийной насыпи. Вдоль дороги потянулись сосняки, перемежаемые полянами, большинство из которых щетинились уже подросшей стерней.

Когда село скрылось из виду, мы немного посидели, выбрав место посуше: не то, чтобы устали - просто приятно было после стольких слякотных дней подставить физиономии утреннему солнцу. Пошарив рукой в траве рядом с собой, нашел несколько ягод земляники. Побродив вокруг, набрал еще с десяток и пару грибков - неплохо!!

Час ходу по хорошей дороге, и мы были уже у деревянного моста через Юрюзань, которая здесь, "изменив" Бактам, пересекла широкую долину и прижалась к подножию Зигальги. Тут обнаружилась низкая дыра у меня на правом сапоге, что потребовало на обеденной стоянке дополнительного времени для срочного ремонта. Заодно посушили одежду и тенты, пользуясь солнечной погодой. И полечили Светлану, злодейски ужаленную осой. Меня оса не догнала ... или воплей моих испугалась...

После такого обеденного перерыва, расслабившись, дошли только до моста через ручей Бол.Каменный. Нет, конечно, можно было бы спокойно шагать и дальше, но до участков, где дорога подходит к реке, было далековато. Поэтому, недолго думая, решили остановиться на ночь, тем более что за деревьями оказалась приличная стоянка.

После ужина долго сидели у костра, болтая о том, о сем и наблюдая, как свежий ветер, словно пастух - отару овец, гонит по закатному небу курчавые облака.

Вечером, а потом и впотьмах, по дороге несколько раз проезжали машины. И куда их только несет?!

Следующее утро прошло в спешных сборах: мы торопились выйти пораньше, наметив на этот день подъем на Зигальгу.

От моста прошли немного в обратную сторону, миновали малоезжий свороток в направлении Бихты, и вот наша цель - найденная на карте лесная дорога в верховья ручья. Свернув на нее, порадовались: наезжена, свежие следы грузовика. Но радость наша была недолгой, очень скоро дорога "сошла на нет". Дальше - пресловутое "направление движения", высокотравье, осинки и сосенки в колеях, а потом и "хлюпа". Приехали! Видимо, дорога эта была проложена для вывоза леса с верхних делянок, и потом за ненадобностью её забросили. Но делать нечего, шагаем вверх по хорошо различимой просеке.

Пересекли заболоченные истоки ручейка, бегущего налево, в Бол.Каменный, и вскоре оказались на густо заросшей травой развилке (40 минут от Александровской дороги). Влево, по просеке в старом лесу спускалась дорога, очевидно, к ручью: хорошо слышен шум воды. А в прежнем направлении старая колея через заросли кустарника уходила с небольшим подъемом на хребет. Мы свернули к воде, решив разведать место у ручья и заодно передохнуть.

Отсюда видно, что старая дорога продолжается за ручьем. Вдоль воды тропы нет - плотный кустарник, камни. Судя по всему, люди останавливаются здесь крайне редко, в этом году, похоже, тут никого и не было. Но стоянка оборудована, сделаны сиденья из бревен и досок.

Вернулись на поляну и, набирая высоту, пошли дальше. Через полчаса от развилки, помеченной на карте, свернули влево. На каменистом склоне колеи глубоко размыты вешними и дождевыми водами. Просеки, как таковой, нет, кустарник и травы буйно разрослись на месте не столь давних вырубок, продвигаемся с трудом.

Погода меж тем испортилась: потемнело, окрестности затянуло то ли низкими облаками, то ли туманом; стало сыро и неуютно.

Идем по звериной топтанке и гадаем, лось это был или медведь... Оказалось - медведь, на что указывали кучи помета с непереваренными ягодами рябины, заломанные стволы черемухи и разоренное гнездо земляных ос. Как говорится, пустячок - а ... неприятно! В этот момент я остро почувствовал "ущербность" маленькой группы. Светлана потом призналась, что и она в этом месте ощутила какую-то враждебность природы.

Здесь (40 минут хода от последней развилки) дорога на более-менее открытом участке отлогого склона повернула на запад, в сторону ручья. Вскоре мы услышали его шум и, помня карту, ожидали близкий спуск к воде. Впереди, за долиной ручья временами был виден Бол.Пасынок, а справа-вверху - скальный гребень вершины 1029, что объясняло поворот дороги, которую на этом участке я уже "держал верхним чутьем". Стоило немного отвлечься (обратила на себя внимание одинокая береза - "маяк"), и дорога то ли кончилась, то ли потерялась в высокой густой траве. Тут еще звериные тропы...

Пришлось, сняв рюкзак, пройти по широкой дуге в сторону близкого гребня, цепляясь ногами за траву, спрятавшиеся в ней камни, полусгнившие колоды и рытвины, оставленные, видимо, гусеницами трелевщиков. Вскоре, споткнувшись, едва ли не носом ткнулся в потерянную "дорогу". Очевидно, мы не с той стороны обошли куст и непроизвольно отклонились на несколько метров вниз по склону. Этого оказалось достаточно для "заблуждения".

Вернулись на "нашу" колею и пошагали дальше. По пути я заламывал, обрубал ножом ветки и по старой привычке периодически громко хлопал в ладоши, давая знать зверью, что идут "цари природы".

Дорога, вопреки обещаниям карты, вместо спуска в долину ручья, не тронутую лесорубами, повернула вправо и полезла еще выше. Посовещавшись, пока идем по ней. Скалы гребня - вон они, справа, рукой подать. И слева - тоже скалы. Через понижение меж ними и нырнула (читай - круто взлетела) дорога.

Местность изменилась: справа поднимается старый лес, по опушке которого на север тянется хорошо видимая на местности, но отсутствующая на моей карте колея. Влево уходит склон долины Бол.Каменного ручья.

Глядя в карту, задумался. Как быть: спускаться, как планировали, к ручью и обедать (время - уже два часа), либо шагать дальше по этой дороге? Куда она может нас привести? Там, впереди - очередной лесистый отрог Зигальги, за которым вправо уходит исток Бол. Каменного. Может, прямо туда и дотопаем? Тем более что дорога, вроде, получше стала, нет этих надоевших кустов по вырубкам...

Перекусили орехами с сухофруктами, отчасти компенсируя несостоявшийся обед, и решили еще часок двигаться вверх по колее. Но не прошли мы и двухсот метров, как снова врезались в "мордохлыст", еще более густой, чем внизу. А тут и дождь приспел, по-осеннему нудный, чтоб ему! Накидки едва ли защитили от всепроникающей сырости, но добавили неудобства в передвижении.

Склон стал круче, дорога - хуже. Сквозь плотные заросли кустарника с трудом продираемся по камням все выше и выше. Маркирую наш путь все чаще.

Поджидая Свету, глянул на часы: от "медвежьего" поворота идем час. Осмотрелся, достал карту и компас. Прошли еще немного, вновь сверился с компасом. Так и есть, колея заметно отклоняется вправо. Черт, идем почти на восток! Не то!

Советуемся. Эта, с позволения сказать, дорога - не "наша", по долине, что осталась слева-сзади, - явное бестропье, выше - физически тяжелый участок в истоках Бол.Каменного ручья (мы там были раньше). Непогода, опять же... Еще дома мы договаривались в дождь по верхам не шляться. Решаем возвращаться, а там - видно будет. Если видимость будет...

Путь вниз был ничуть не легче физически, а психологически - и подавно... На повороте к вытоптанной медведем полянке с осиным гнездом я, было, задумался, не свалиться ли прямо здесь к ручью. Но чувство душевного дискомфорта из-за неудачного выбора пути наверх, занудной непогоды, а также близости зверя в этом глухом углу оказалось сильнее. Вздохнул, поправил рюкзак и потопал дальше.

Дважды сбившись с пути в густом кустарнике, пропустил Светлану вперед: в дожде и плотном тумане она лучше различала сделанные мной зарубки и заломы веток на кустах. Да и спотыкалась на мокрых камнях она меньше...

Когда дошли-таки до травянистого (грунтового) участка дороги, дождь прекратился, и у нижней развилки мы скинули опостылевшие дождевики. Обратный путь сюда, до заброшенной стоянки в среднем течении Бол.Каменного ручья занял у нас около двух часов.

Пока занимались костром и готовили поздний обед, поднявшийся ветер разогнал хмарь, в небе появились просветы. Выглянувшее затем ненадолго солнце успело высушить сапоги, накидки и отпотевшие под ними штормовки.

После обеда, признав, что дух Зигальги не хочет пускать нас наверх, в сердцах раскритиковав стоянку и, вообще, "это место", единодушно решили уходить дальше вниз - до Александровской дороги. Сказано - сделано, и еще засветло мы вернулись на покинутую утром поляну близ моста. Здесь нам опять повезло: успели расположиться до дождя. Правда, к ночи он прекратился.

Уже стемнело, мы заканчивали ужин, когда на поляну заехала машина. Невидимый в темноте молодой (судя по голосу) человек извинился, что беспокоят в столь поздний час, и попросился на ночлег рядом с нами. Приехавших было четверо (2+2).

Мы оставили им костер, немного дров и, отказавшись от приглашения на арбуз (это на ночь-то глядя!!!), отправились спать.

Утро - тихое, сырое, туманное. В соседней палатке - тишина. Мы быстро позавтракали, сложились и - в путь. Время 9-00.

Еще вечером обсудили дальнейшие наши действия. Видя такую неустойчивость погоды, договорились не ходить в Александровку, поскольку даже с той стороны подниматься на Зигальгу, равно, как и лезть через Бихту не имеет смысла: для нашей "маленькой такой компании", как уже говорилось, верховое бестропье в дождь противопоказано. Обидно, конечно, отступать, ну, да ладно!

Мы быстро добежали до Тюлюка, у ретранслятора вышли на главную улицу села. В магазине купили капроновые гольфики в сапоги и вафельный торт, который, очевидно и привлек к нам внимание симпатичной лайки. Эта "зараза", увязавшись за нами, дошла до околицы и даже не думала возвращаться! Вот уж за лесом и домов не видать, вот уж мост через Тюлюк, а ей хоть бы хны - бежит себе впереди... Видимо, уже приноровилась клянчить подачки у туристов. Не на тех напала - нам самим мало!

По заросшей колее правым берегом Тюлюка пошли к подножию Зигальги. Не доходя до устья, сворачиваем на грунтовку с телеграфными столбами, что тянется вдоль Юрюзани. Бродим через Тюлюк и встаем на обед.

В полдень стало по-летнему жарко (нет, чтобы вчера - так!). Собака все время старается улечься в тени, носом к костру. Поскольку я всю дорогу от села грозно на нее кричал, прогонял, псина ластится к Светлане. Пресекая проявления женской "мягкотелости", пришлось покричать и на Свету, которой я строго-настрого запретил не то, чтобы угощать собаку, но даже выказывать ей свое расположение - ни словом, ни жестом. Послушалась...

Несколько обескураженная таким холодным приемом, отсутствием объедков (фантики от халвы - и те сожгли!), лайка, тем не менее, пошла с нами и дальше в сторону тюлюкских выселок - до брода через Юрюзань, где начинается тропа на плато Зигальги. Более того, она спокойно перешла речку и остановилась на том берегу, дожидаясь нас. Тут уж я не выдержал! Схватил какой-то дрын и с самым решительным видом и поминанием сукиной мамы пошел "в атаку" на опешившую псину. Когда она, поверив в серьезность моих намерений, поджала хвост и отбежала на почтенное расстояние, я запулил корягой ей вдогонку. Смотри-ка, подействовало...

Пошли по тропинке вверх, рассуждая о законе подлости (небо вновь нахмурилось) и вспоминая, как во-о-о-н у той сосны когда-то кормили остатками борща мышку. По пути (шли до подножия 35 минут) нашли несколько грибов, которые стали приятной добавкой к вечерней каше.

К 18-ти часам стало совсем пасмурно, временами накрапывал дождь. Хоть плачь, хоть смейся, но уже в который раз небо так реагирует на наши попытки подняться вверх. Интересно, изменится погода, если прямо сейчас пойдем по тропе? А если - останемся? Остались. Допоздна сидели у костра. В 23-00 небо открылось, вызвездило.

А ночью поднялся ветер, зашумел в кронах, зашуршал продуктовыми пакетами, предусмотрительно подвешенными на дерево. Потом ветер ненадолго стих, но полиэтилен шуршал все равно. Од-на-ко...

Выбрался из палатки, посветил на "кладовку". Стало тихо. Выключил фонарь, замер - опять "шур-шур", "хрусь-хрусь". С воинственным кличем (...мать...мать...) бросаюсь к пакетам, трясу их, поворачиваю, пытаясь определить источник этих оч-ч-ч-ч-ень неприятных чавкающих звуков. И тут на моих глазах из дырищи в одном из пакетов прямо-таки вываливается ... обожравшаяся до неприличных размеров ... мышь!!! Она шлепнулась на землю с метровой высоты и, отдуваясь и сытно отрыгивая, неспешно утопала под корень ближней сосны. Вот зараза, хоть бы спасибо сказала!

- Ну, что там? - подала голос из палатки Светлана, очевидно, встревоженная возникшей паузой.

- Не "что", а "кто".

- Ну, и?!

- Догадайся с трех раз!

- ...

- Мышь!

- Так ведь...

- Вот именно, та самая, от которой мы жратву на веревку повесили, повыше от земли.

- Так что она - взлетела туда?

- Да нет, тряпка, которой я пакеты от дождя прикрыл, дерева касалась...

- А-а-а-а... Много сожрала?

- Да нет, пайку орехов порушила. И суп... Хотя, нет, это просто пакет такой мятый.

- Вот-вот: один съем, остальные ... потопчу! Не мышь, а ... слонопотам какой-то!

Я поправил пакеты, отодвинул их по веревке подальше от дерева и плотнее прикрыл от возможного дождя.

Проснувшись утром, еще не вылезая из палатки, понял, что погода нам нынче "не светит". И не греет.

Оделся, выглянул наружу. Так и есть: ветер рвет низкие облака о верхушки сосен, бросает в лицо водяную пыль. Видимость не более ста метров.

На провисшем с одного угла костровом тенте скопилась лужа. Маленькие пихты и елки вокруг палатки усыпаны бисером дождинок. Эх, сейчас бы солнышком их осветить...

Но за весь день солнце так и не появилось. Когда ветер стихал, туман становился гуще... С неба все время капало. К вечеру дождь усилился и шел всю ночь.

Утром - ничего нового: сыро, хмуро, безветрено.

Но после завтрака в небе что-то неуловимо изменилось. Чуть позже поднялся ветер, стало заметно движение облаков. А когда в разрывах этого серого мокрого покрывала мелькнул клочок синего неба, стали собираться и попутно готовить обед. Появлявшееся временами солнце добавляло уверенности в правильности принятого решения.

В 13-45 пошли вверх по тропе. За полтора часа с привалом и несколькими "минутками", одолев крутой подъем, добрались до поворота тропы влево. Отсюда еще 40 минут отлого поднимались по плато до большой (единственной на этом участке тропы) стоянки у курума с ручьем.

Поставив палатку, решаем до ужина, благо, погода ясная - светло, прогуляться дальше по тропе. Было желание сходить на скальник, расположенный неподалеку, - с него хороший обзор во все стороны.

Но тропа на заболоченном участке неожиданно уклонилась вправо от прежнего направления, и останца мы не увидели. Шагаем дальше. Через 20 минут - натоптанная развилка: левая тропа ведет на север, к Поперечной, правая - на восток, похоже, к истокам Евлахты. Пройдя немного по левой тропе, еще раз проверили по компасу ее направление и вернулись к развилке. Проделали то же самое с правой тропой, затратив 20 минут времени на дорогу туда и обратно.

Возвращались в лагерь, ругая погоду и высказывая вслух опасения, что не видать нам завтра Поперечной, как своих ушей.

После ужина дождь загнал нас в палатку и шел, не переставая, всю ночь. А уж ветер здесь, вверху, в мелколесье, порезвился...

Утро тихое, пасмурное (эка невидаль!).

Завтракали, а потом и обедали, то и дело поглядывая на небо.

К полудню начало проясняться, зажужжали насекомые - теперь и я их сразу услышал. Хотя и не первым...

В 12-50 вышли из лагеря с рюкзаками по тропе на Поперечную. До стоянки у мощного родника под горой шли 40 минут. А там и солнце выглянуло, облака разбежались в стороны, открыв голубое-голубое небо.

Мы спрятали рюкзаки и, чуток передохнув, полезли на курумниковую сопку. Ходили всего час: 35 минут вверх и 25 - вниз, причем обратный путь - почти бегом. Поднявшись по склону Горы и оглядевшись, увидели, как, заходя встречно с двух сторон небосвода, прямо над Зигальгой сближаются два мрачных дождевых фронта. Перспектива быть застигнутыми этим светопреставлением на крутом курумнике нас не радовала, а потому - вниз!

Краткое совещание завершилось обоюдным вздохом: Знать, не судьба!

Пока доставали и надевали рюкзаки, спряталось солнце и налетел свежий ветер. В небе загрохотало. У развилки на Евлахту нас догнал град, ненадолго побелив землю, затем пошел мелкий частый дождь.

От стоянки на плато, где вчера ночевали, шли до подножия полтора часа. Все время - дождь. В короткий перерыв только-только успели разбить лагерь, и снова заморосило, хорошо, не надолго. Позже небо прояснилось (..!)

В конце дня, когда мы спокойно чаевничали после ужина, наверх прошли парень с девчонкой - сказали, погулять. И до темноты не вернулись. Мы уже легли спать, а их все нет - палатка в десяти метрах от тропы, услышали бы...

Проснулся я от какого-то неясного шума. Рядом из темноты голос Светланы: Кричат, однако. Возвращаются...

Тут и я услышал отдаленный крик, что вроде "Эй!". Чертыхаясь, оделся и выбрался из палатки в слякотную темень. Обернувшись к Горе, громко крикнул пару раз. Отозвались, потом еще - уже ближе. Послышался шум камней под ногами.

- Эй, это вы - гуляки?

- Мы, - голос все ближе, - Темно. Заблудились. Тропу потеряли.

Мимо кострища, подсвечивая под ноги, спустился от палатки к началу тропы. Слева - неясные тени. Подошел ближе. Те самые, двое - стоят, переминаются. Лиц в темноте не видно, но, судя по голосам, не очень обеспокоены - дескать, с кем не бывает...

Немного постояли, перекинулись парой слов. Говорят, что гостят в Тюлюке у Кости - художника (знаем такого). Завтра, точнее, уже сегодня вечерним автобусом собираются домой.

Вывел их через кусты на продолжение тропы, пояснил: Дальше тропа хорошо набита, а ниже и вовсе колея появится. Уклон небольшой, но смотрите внимательно - изредка каменистые участки попадаются и валежины поперек тропы. В светлое время до реки идти 25 минут, а в потемках, не торопясь - минут на десять больше. Тут уж не заблудитесь, а от брода (будьте аккуратнее!) огни в поселке видно. Счастливо!

Но не успел я, вернувшись в палатку, заснуть, - снова крик. Да чтоб тебя! Светлана, смеясь, предлагает проводить их до Тюлюка: все одно, не спим. Оба не сомневаемся, что это наши новые знакомые.

Снова выхожу на открытое место, подаю голос. Отзываются откуда-то далеко справа. Эк вас занесло!

Когда, спустя время, они выбрались-таки, проломившись через кустарник, на поляну, вид у ребят был уже не такой бравый. Ноги у обоих по колено мокрые. Парень явно растерян, девушка жмется к нему. Молчат. Вздыхают.

Время второй час ночи. Еще недавние, звезды затянуло облаками, темень - хоть глаз выколи...

Снова вывел горемык на тропу, отдал пареньку один из двух налобников. Договорились, что он оставит фонарь в приюте у Кости, а мы его потом заберем.

Они ушли, но пришел дождь.

Утром - уже ставшие привычными, туман и морось. Вокруг все пропитано влагой - природа, словно, компенсирует засушливое лето.

Встали позже обычного, не торопясь, позавтракали, собрались и почти в 11-00 ушли вниз.

За бродом свернули от стоянки на правую дорогу и через Кордонный быстро дошагали до Тюлюка. По пути все гадали о происхождении этого поселения на берегу Юрюзани, о назначении деревянных домов, не очень-то похожих на жилые избы. Может, тут старообрядцы жили? Хотя, нет. Скорее всего, именно здесь "квартировали" рабочие когда-то-шнего леспромхоза.

Промесили грязь до Костиного приюта. А вот и сам хозяин - от речки с водой идет. Поздоровались, разговорились. Наша с ним общая знакомая из Челябинска была здесь со школьниками на майские праздники. А ночные "гулены" еще отсыпаются. Услышав, видно, что разговор о нем, вышел вчерашний парень, принес фонарик. Видно было, что он несколько смущен. Ладно, дело прошлое...

Под начавшимся дождем заглянули на "сойкину" стоянку под огромной пихтой у тюлюкской протоки, где не были уже несколько лет. Поправили обвалившиеся камни у кострища, натянули костровой тент. Пообедав, в 15-00 ушли по дороге в сторону Иремеля. Почти непрерывные дожди сделали грунтовку мало пригодной для движения легковушек. Ямы на дороге раскинулись от обочины до обочины, до краев полны грязной воды. До своротка налево (вкруг Малого Иремеля), где на перекрестке лежит пара здоровенных бревен, шли от моста через Тюлюк 45 минут. Еще полчаса занял путь до своротка на лежневку под Передним Иремелем, что ведет к началу тропы наверх.

Пока шли до поляны, где дорога под прямым углом поворачивает направо, все время моросило. Дальше дорога стала совсем плохой: в сырую погоду ее окончательно разбили грузовые вездеходы. От перекрестка до поляны у начала тропы мы брели по непролазной грязи и лужам 50 минут. Отдыхали минуты три, не больше - холодно, сыро.

В самом начале подъема по тропе (а теперь - широкой квадроцикловой дороге) на Передний Иремель пошел дождь, да еще какой - ливень! Спрятавшись под ближайшей елкой, быстро облачились в еще непросохшие накидки, отвернули повыше сапоги. Немного постояли под деревом, надеясь, что за водяным шквалом последует затишье. Не тут-то было! Дождь и не думал прекращаться, несмотря на порывистый сильный ветер. Впереди по тропе, коротко треснув, завалилась сухая елка. Можно представить, что сейчас творится на плато... Решили заночевать в лесу на какой-нибудь из стоянок, разбросанных вдоль тропы. И вскоре такая возможность нам представилась.

Первым делом натянули костровой тент и убрали, наконец, рюкзаки из-под дождя. Нашли поблизости пару сушин для костра, стащили напиленные бревна под тент.

Время идет, а дождь все не прекращается. Да-а-а! Надежды, что вот, мол, такой летний дождь прошумит быстро и .., не сбылись. Пришлось собирать палатку под защитой тента, а потом, поставив на место, окапывать ее, защищая от набирающих силу дождевых потоков, устремившихся вниз по утоптанной поляне.

И уж совсем неожиданно прогремел гром, засверкало в долине Карагайки. Обрадованный такой поддержкой, дождь забарабанил по тенту с удвоенной силой. Шальной ветер огромными пригоршнями швырял влагу под тент, вовсю трепал его полотнища и разбрасывал угли из костра. Надо ли говорить, что ужин прошел скомкано...

Но погода не утихомирилась и после нашего ухода в палатку, дождь с грозой продолжался всю ночь.

Но, как выяснилось уже утром, непогода не помешала местным мышам изгрызть Светину шляпу, оставленную у костра на охапке дров. Этот головной убор, многие годы сопровождавший Светлану в ее скитаниях, предмет ее заслуженной гордости (второй такой во всем мире нет!) сейчас являл собой жалкое зрелище: мокрая грязная "рвакля" с криво торчащей проволочной дужкой.

Сцену "прощания славянки", последовавшую вслед за появлением Светы у костра, я тактично пропускаю. Скажу только, что мне больших трудов стоило убедить безутешную владелицу этой ... этой... (в общем, ясно) в ремонтонепригодности (или как -неремонтабельности?) этой ... этой ... (в общем, ясно). А когда шляпу кремировали (не доставайся же ты никому!!!), даже я не сдержал скупой мужской слезы (дым ... от нее ... такой ...ффу!).

Меж тем, к 10-00 погода резко (ох, не люблю я резких погодных перепадов!) улучшилась, выглянуло солнышко. Пользуясь возможностью, раскинули на веревках весь походный скарб, включая спальники, отчего наш лагерь стал напоминать цыганский табор.

Договорились посидеть здесь до обеда, чтобы убедиться в серьезности намерений небесной канцелярии (ну, или наоборот). Спасаясь от вынужденного, и порядком надоевшего за этот поход, безделья, взял полтора часа контрольного времени и пошел вверх по курумнику на плечо Переднего Иремеля.

Двигаться приходилось очень осторожно, т.к. ветер и утреннее нежаркое солнышко еще не успели подсушить камни. И все равно, налегке поднимался шустро, палатка и хрупкая фигура рядом с ней быстро уменьшались в размерах, а потом и вовсе скрылись за перегибом склона. Я шел от нашего лагеря прямо вверх, поэтому, когда поднялся повыше, поляна с ярким костровым тентом была передо мной, как на ладони.

Отсюда, сверху был отличный вид: слева - Кабан, справа - Жеребчик, прямо - скальный гребешок на Залавке. Помню, когда-то давно с этих скал мы, дурачась, перекликались с ребятами, сидевшими в километре от того места в лагере на склоне Жеребчика.

Но долго любоваться окрестностями и предаваться воспоминаниям не получилось: по руслу Карагайки, огибая Кругозор, вверх по Иремелю лез "туман". Да так быстро... Пришлось спешно ретироваться.

Вниз на поляну я спустился с последними лучами солнца, которое вскорости спряталось в тучу. Но к тому времени, как в 14-00 снова пошел дождь с грозой, мы успели пообедать и свернуть лагерь. Выбора нам погода не оставляла - теперь только вниз...

Дойдя до дороги, ведущей в Тюлюк, мы свернули в противоположную сторону и через 10 минут на втором левом повороте пересекли бурный рукав Карагайки. Пока шли, нарезали по обочинам подосиновиков и подберезовиков, каких давно уже не доводилось встречать на Южном Урале.

Еще через 10 минут наезженная дорога закончилась. Впереди - основное русло Карагайки, протекающей поперек нашего пути слева направо. По нашему берегу по обе стороны дороги - следы частых стоянок, причем, скорее всего, не туристов. За речкой видна заросшая просека - продолжение дороги.

Решили не ходить на дальние стоянки за речкой и подыскали для лагеря полянку поблизости. Меж делом пополнили запасы грибов, яркие шляпки которых виднелись тут и там.

Бросив рюкзаки, осмотрелись. Тропа к воде, содранный с камней мох и торчащие из травы ржавые банки показали, что не мы одни такие "умные". Но в этом году, да и, скорее всего, в прошлом здесь никто лагерем не стоял.

Прикинув, где расположим палатку, куда немного передвинем с тропы кострище, как повесим тент, начали обустраиваться.

Я выкладывал камнями кострище, когда Светлана, до этого сновавшая от распотрошенных рюкзаков к палатке, и обратно, прервала свое занятие и с громким "ай-яй-яй!" отбежала в сторону, смешно задирая ноги.

- Кто тебя?! Опять - мышь?!

- Муравьи!!

- О, господи! Зачем же так орать-то?!

- Кусают! Их тут - море!

Подошел. И, правда - целые полчища муравьев кишели вокруг палатки. И здесь! И - там!

- Откуда они взялись? Ни одного же не было!

- Погода!

- Что - погода?

- Солнышко, ветер - вот они и полезли.

- Откуда же?

Света молча указала куда-то мне за спину.

Поворачиваюсь. Там, в каких-то десяти метрах от нас, меж двух близко стоящих огромных лиственниц высится столь же огромный муравейник.

Да-а-а-а, слона-то я и не заметил...

Только теперь поняли свою ошибку: то, что мы вначале приняли за старые тропинки, оказалось не чем иным, как муравьиными "дорогами". Они веером расходились от муравьиного "небоскреба", и сейчас по ним бурыми волнами двигались полчища лесных тружеников. На одной из таких "дорог" мы и поставили палатку!

С полчаса, не меньше, мы выбирали новое место для нашего походного дома - муравьи были, казалось, повсюду. И уж, когда я, психанув, готов был "свалить отсюда к чертовой матери", отыскался-таки свободный от этих кусачих малявок относительно ровный и сухой пятачок. Перетаскивая на новое место палатку, вспомнили давнюю похожую историю, когда эти "беспокойные соседи" помешали нам устроить ночлег близ устья Березяка.

К вечеру небо совсем очистилось - тишина, синь над головой, закатное солнышко! Но нас этим не обманешь: уверены, что, пойди мы сегодня наверх, дождя не миновать бы.

Да он и так не заставил себя ждать: ночью нас разбудил ливень, с шумом ударивший по палатке. Хорошо еще, поставили ее под защитой высоких сосен и пихт.

К рассвету дождь прекратился. Когда я выбрался из палатки, было ясно и тихо, над лесом показалось чистое солнце.

Решаем здесь дневать - уж, больно местечко симпатичное. После завтрака сидели и, как у нас говорят, "смотрели кино "Восход солнца над Карагайкой". Жаль, только "фильм" оказался "короткометражным": чудные краски ранней осени смыл, невесть, откуда взявшийся дождь, который в течение дня еще не раз принимался поливать окрестности.

Начавшись после ужина (гречневая каша с грибами - мммм!), дождь так и не прекращался всю ночь и утро - вот, уж, действительно: "Поздний гость ночевать остается". Развиднелось только часам к девяти.

Как только немного подсохло, прогулялся один вверх по Карагайке. Торная тропа шла сначала по нашему берегу, а потом перебралась на левый (ор.). Кое-где встречались старые марки белой краской, памятные с тех давних пор, когда действовал еще Тюлюкский КСО. По пути - очень сырой лес, разрушенный балаган, старые настилы для палаток, брошенная вокруг них утварь, какие-то бочки...

Ходил час туда и столько же назад. На обратном пути проскочил свороток тропы на свой берег и прошел ниже, почти до дороги.

После обеда солнце почти не показывалось, а вечером опять зарядил дождь. Ночью он прекратился, и на ветру тенты подсохли.

Поднявшись утром, поспешили посуху убрать палатку и сложить рюкзаки. Едва успели. Уходили со стоянки под моросящим дождем. И так - всю дорогу до Тюлюка. Забегая вперед, скажу, что непогода сохранилась до вечера.

Уже на подходе к мосту через Карагайку встретили мою старую знакомую - Татьяну, которая с двумя мужиками шла на Иремель искать потерявшихся там вчера ягодников (из села Гору не видно уж несколько дней: наверху постоянно дождь и сплошной туман).

Поздоровавшись, она, было, обратилась ко мне с вопросом, не встречали ли кого на Иремеле, но на полуслове осеклась - узнала! - и захохотала, к немалому удивлению её спутников (Света мельком виделась с ней давно, лет семь тому, наверное, но сразу поняла, кто это).

- Бывает же такое! Сколько раз встречаю тебя, и все - случайно!

- Гора с горой...

Обнялись, расцеловались. Посыпались обычные в таких случаях вопросы: как, да что... Но, видя понятное нетерпение мужиков (это были родственники потерявшихся), договорились встретиться вечером. Мы-то, считай, уже на месте, а ей предстоит лезть наверх. Мое предложение поучаствовать в поисках сразу отвергла: Не нужно, я чувствую, что с ребятами все в порядке, не исключено, что они сами выйдут в Тюлюк, раньше, чем мы вернемся (так оно позже и случилось).

Мы со Светой спустились до окраины села и устроились ночевать в приюте "Роза Ветров". Ночевку в лесу сразу отвергли: как подумаешь, что завтра рано утром предстоит снимать лагерь под дождем, пихать мокрые палатку и тент в рюкзак...

Приют нас, честно говоря, удивил. Для Тюлюка такой уровень комфорта и сервиса - очень высок. За ужином (ура, готовят еду и моют посуду - другие!!!) вспомнили, как не раз сетовали на нерасторопность наших бизнесменов от туризма: такой лакомый кусочек пропадает! Не пропал, значит. Лучше поздно, чем никогда. Правда, местным от этого - ни жарко, ни холодно, т.к. рабочих мест тюлюкским жителям приют дал всего - ничего. Ладно, поживем - увидим. Во всяком случае, нам со Светланой крыша над головой (туалет, душ, приличная еда, а также телевизор и прочие блага цивилизации, включая зануду-попугая) оказались очень кстати.

Перед ужином еще помесили сапогами грязь, сходили в гости к Татьяне - посмотрели ее "избушку", почаевничали, поговорили...

Утром, несмотря на плохую погоду (низкая облачность, морось), Татьяна вышла к автобусу проводить нас и, прощаясь, сунула мешочек с золотым корнем - Вот, сама собирала. Здесь, неподалеку, - хитро прищурилась...

Автобус пришел полдевятого, обратно тронулся в 8-50. Из Тюлюка были заняты даже не все сидячие места, зато в Меседе автобус набился, как говорится, под завязку, и нам больших трудов стоило выбраться из него в Трехгорном.

Простояв в остановочном павильоне под сильным дождем два часа (автобус на станцию ушел 20 минут назад строго по расписанию), поняли, что допустили ошибку, выйдя в Трехгорном: надо было ехать дальше, до Юрюзани. Там, кроме Катавского автобуса, на Вязовую ходят маршрутки и такси. Света, правда, попыталась робко сказать: "Ведь я же говорила про "ГАЗельки", но, увидев выражение моего лица (а чё, лицо как лицо...), резко переменила тему.

Прибыв, наконец, на Вязовую, мы скромно пообедали в ОРС-овской столовой (а вот ра-а-а-ньше...), не очень продуктивно посетили продуктовый магазинчик и расположились, было, по привычке на новых, но неудобных стульях в кассовом зале (сверху не каплет - и ладно!). Но тут на нас обратил внимание дежурный по вокзалу и любезно предложил скоротать время до нашего ночного поезда в их-ней комнате отдыха. Думаете, мы отказались? Щ-щ-щ-щас!

Опять - должный уровень комфорта и сервиса, включая душ, туалет и телевизор с холодильником! Никакой тебе романтики, прям беда!

Когда, рассчитавшись за постой, покинули гостеприимный номер, так неуютно почувствовали себя в зале ожидания...

Потом короткая пробежка по мокрому ночному перрону до своего вагона и - до новой встречи, Южный Урал!


Сайт туристов Самары и Самарской области
© 2000 - 2015 При использовании материалов сайта ссылка на www.TrumanOutdoor.ru обязательна!